РусТатEng

«Банкрот» в ТГАТ им. Камала: звенящий трамвай, полет на дирижабле и министр финансов в зале

Оригинальный текст: В ТГАТ им. Камала вчера давали главную премьеру сезона " «Банкрот Галиаскара Камала. В том, как можно приумножить капиталы, находясь по уши в долгах, почему отсутствие бланманже на столе можно считать плохой приметой и какой даме прилюдно подарил свой букет режиссер спектакля, разбиралась корреспондент «БИЗНЕС Olie.ОСЕННИЕ РОЗЫ ДЛЯ МАРСЕЛЯПублика еще за полчаса до спектакля тянулась вереницей в фойе театра, зрителей было так много, что возле входа выстроилась очередь. В фойе играл струнный оркестр " русские и цыганские романсы, сентиментальные и хорошо известные, навевали атмосферу салонов начала прошлого века.В руках у многих зрителей были букеты цветов, причем не огромные, парадные, а небольшие, как их называют флористы, «душевные. Эти букеты предназначались не для участников спектакля, на что они, конечно же, не обиделись. Цветы несли к бюсту многолетнего главного режиссера Камаловского театра Марселя Салимжанова, народного артиста СССР, лауреата множества театральных премий, в том числе и «Золотой маски. 7 ноября его день рождения. «Помним и любим, — написали сегодня на сайте театра. Много лет подряд в этот день он устраивал не просто торжество и получал подарки, а сам дарил подарок зрителям, ради которых жил и творил. Каждый год 7 ноября Салимжанов выпускал премьеру.- Сегодня для нас дорогой день, ведь Марсель Хакимович остается нашим любимым режиссером и сейчас, — сказал перед спектаклем артист театра, народный артист РФ, лауреат госпремии им. Тукая Ренат Тазетдинов. Мы решили не прерывать эту традицию, и теперь, даже после его ухода из жизни, продолжаем показывать премьеры каждое 7 ноября. Салимжанова в театре будут помнить всегда. И эту нашу премьеру мы традиционно посвящаем ему.Зал был переполнен. Были заняты не просто все приставные места, на ступеньках справа и слева в партере было невозможно даже ступить, на них плотно, плечом к плечу, сидели зрители.ШЛЯПКИ, БОА И БЛАНМАНЖЕКомедия Галиаскара Камала (эта пьеса в свое время шла на сцене главного татарского театра) в постановке главного режиссера Фарида Бикчантаева на этот раз начинается неожиданно: на публику, звеня и грохоча, едет трамвай. Самый настоящий трамвай, выполненный по всем реальным чертежам того времени специально для этого спектакля. Он здесь и символ прогресса, и какой-то тупой и безжалостной силы.Трамвай разворачивается, и одна из его плоскостей используется как киноэкран, на который начинают проецировать хронику начала прошлого века, снятую в Казани. Камера фиксирует, как печатают газеты, а их в нашем городе в то время выходило великое множество, «телефонные барышни отвечают на звонки и бойко соединяют абонентов, камера скользит по Воскресенской (нынешней Кремлевской), от колонны университета до Спасской башни кремля… Мы попали в атмосферу, в которой будут существовать герои комедии Камала.Герои — представители класса, что назывался тогда купечеством, а сейчас относятся к разряду бизнесменов. Забегая вперед, скажем, что аллюзии будут присутствовать всю постановку Бикчантаева, и рискнем предположить, что ради этих параллелей с нашей сегодняшней жизнью и бралась далеко не новая и некогда шедшая в Казани комедия «Банкрот.Еще не разобравшись в хитросплетениях фабулы, а в первом акте не все еще до конца ясно, ловишь себя на мысли, как элегантны и как обаятельны были казанские татарки. Ну, естественно, не носили наши предки никаких хиджабов " кокетливые калфачки, платки, шали, а иногда, когда это было уместно, их головки украшали шляпки, а плечи укутывались в боа.Когда муж Сиражедин (Радик Бареев) уезжает в Москву, верная супруга Гульжиган (Лейсан Рахимова) тут же планирует собрать гостей. Ну прямо по известной поговорке «Муж в дверь, а жена в Тверь. Прислуга срочно учит хорошие манеры и минимум французских слов, а удивлять гостей панируют бланманже. А его отсутствие на столе (не успели приготовить!) сразу же переходит в разряд плохих примет. Красиво жить не запретишь! И все это, кстати, есть в тексте пьесы. Так что реальный казанский быт налицо.Актеры играют в откровенно комедийной манере, иногда с перехлестами, но не теряя чувство меры в целом. Есть, увы, нечто, что можно отнести к погрешностям против хорошего вкуса, например, включение в диалоги современных понятий типа «Бахэтле или санатория «Бакирово, но это уж совсем по гамбургскому счету. Хотя, думаю, без этих ориентиров нашей нынешней жизни, включенных, чтобы посмешить публику, наверное, можно было бы обойтись. Публика и так смеется не переставая.Рахимова показала себя незаурядной комедийной актрисой " органичная, естественная, с чувством меры, она просто царит в спектакле. Одна ее семенящая походочка и глазки к небу чего стоят! Впрочем, не отстают от нее и партнеры. Даже небольшие роли сделаны филигранно. Здесь особенно стоит отметить Искандера Хайруллина в эпизоде, который сделал небольшую роль одной из самых запоминающихся в спектакле. Похоже, что Хайруллин-младший, некогда воспринимавшийся как герой, успешно освоил еще и ампула характерного актера. Хорошая генетика, однако.49 ТЫСЯЧ В ИЧИГАХВпрочем, дело в спектакле не в боа и бланманже. Театр исследует историю одной аферы, злободневность которой не утрачена и поныне. Не случайно сидящий в зале министр финансов РТ Радик Гайзатуллин и в антракте, и после спектакля так бурно аплодировал актерам. Кстати, он одним из первых положил свой букет к бюсту Салимжанова.Главный герой, начитавшись газет, решился на авантюру. Поняв, что погряз в кредитах, взял еще один " 49 тысяч, деньги немалые. Засунул их в ичиги, поехал якобы в Москву за товаром, и по дороге его якобы ограбили. А дальше " талантливо имитировал сумасшествие. А с сумасшедшего какие деньги возьмешь?Кстати, любопытная деталь: когда в Камаловском репетировали «Банкрота, обратились к финансистам с просьбой пересчитать сумму. Получилось, что 49 тысяч в 1913 году " это 52 миллиона в 2013-м! Не будем пересказывать фабулу во всех подробностях, скажем лишь, что афера удалась. Сиражедин выиграл. И, выиграв, решил поставить новый дом и взять себе новую жену. Если оперировать нашими понятиями, купит землю в Боровом или Раифе и найдет фотомодель лет на 20 себя помоложе. Все ясно, все привычно.Привычно до мелочей. Врач, чтобы констатировать сумасшествие, берет взятку. Слуги, пользуясь кажущейся невменяемостью хозяина, избивают его и сажают в клетку. Не так ли современные секьюрити сдают босса конкурентам? Параллелей, повторюсь, много.ВСЕ ЭТО БЫЛО БЫ СМЕШНО…Бикчантаев, на первый взгляд, создал спектакль в привычной для Камаловского театра комедийной стилистике " с уморительно смешными гэгами, с игрой с залом. Но каким-то неведомым образом ему удалось эту стилистику словно приподнять, что очень чувствует исполнитель главной роли Бареев, чья палитра в «Банкроте простирается от некой иронии и гротеска до моментов драматических.Бикчантаев непредсказуем. Показав нам в прошлом сезоне экзистенциальный спектакль по пьесе Йона Фоссе, он резко ушел в прямо противоположном направлении: не просто в комедию — в гротеск. Но в этом гротеске он абсолютно необъяснимым образом нашел трагизм, от которого холодок идет по спине.В финале спектакля опять движется по сцене трамвай, Сиражедин садится в дирижабль, который трансформирован из клетки, где его держали, и улетает, колеса на заднике начинают скрипеть и вращаться, зловещий туман плывет из-за кулис. Мы словно оказываемся в преисподней, куда рано или поздно попадут так почитающие золотого тельца. Где-то за туманом наверняка притаился Мефистофель, и кажется, что вот-вот прозвучит сакраментальное «Люди гибнут за металл.- Хорошо, что была взята эта пьеса Камала, такая актуальная сегодня. Хорошо, что спектакль получился таким «актерским, с таким властным режиссерским стержнем, — поделился впечатлениями после спектакля режиссер и продюсер Рамиль Тухватуллин.Когда публика после окончания спектакля стоя приветствовала актеров и на сцену вышли режиссер и сценограф, создавший такой нетривиальный образ постановки Сергей Скоморохов, Бикчантаев с букетом неожиданно быстро спустился в зал и прошел между рядами. Он подарил букет вдове Салимжанова, неизменно присутствующей на всех премьерах Камаловского театра. Это был жест благодарности и преклонения перед учителем.- Это прекрасно, что в театре так чтят традиции, заложенные Марселем Хакимовичем, замечательно, что взята такая актуальная комедия и актеры так азартно ее разыгрывают, — сказал присутствовавший на «Банкроте директор — художественный руководитель Качаловского театра Александр Славутский. Слова коллег дорогого стоят.Кстати, к словам благородности зрителей присоединился и внук Галиаскара Камала, сидевший на спектакле первом ряду. Бизнес Olie. Татьяна Мамаева. 8 ноябрь 2013г.
Пятница 08.11.2013
0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра