РусТатEng

БАНКРОТ, УЛЕТАЮЩИЙ ПОД СВИСТ ВОСТОРЖЕННОЙ ТОЛПЫ

В Камаловском театре появился новый спектакль - комедия Банкрот. Дореволюционную - 1911 года - пьесу Галиаскара Камала поставили режиссер Фарит Бикчантаев и художник Сергей Скоморохов. Сделали они это с почтением к нестареющей татарской классике. Но и не отказав себе в удовольствии разбавить историю про обдурившего всех купца приветами из современности и недалекого прошлого.Так, главный герой Сиразетдин (Радик Бариев), собираясь якобы в Москву, насвистывает песенку А я иду, шагаю по Москве.... Девушки-служанки из его дома, пытаясь выучить название диковинного для татарской кухни десерта - бланманже, начинают выкрикивать имена Жана-Клода Ван Дамма, Брижит Бардо и Жана-Поля Бельмондо. Менее изящно отрабатывают связь с современностью бойкие старушки Малика (Рушания Юкачева) и Гарифа (Фирая Акберова). По пути в гости в дом Сиразетдина они успевают посплетничать про певицу Хамдуну, санаторий Крутушка и японские суши.Старушки, пожалуй, единственные в спектакле, кому не доводится прокатиться в вагончике трамвая. Элегантный белоснежный трамвай (в натуральную, кстати, величину) - центральный механизм сценического оформления Банкрота - с характерным звоном катится по настоящим рельсам, то привозя на сцену, то увозя с нее колоритных персонажей комедии. В самом начале спектакля на белом боку трамвая транслируют фрагменты черно-белой хроники дореволюционной Казани: можно увидеть Спасскую башню Кремля, мчащийся поезд, работающие печатные станки... Статичных декораций в Банкроте практически нет. В сценах, которые происходят в доме Сиразетдина, на глазах у зрителей к колосникам поднимают люстру, помещенную почему-то в клетку, и птичью клетку с лежащим в ней жирным котом (бутафорским, конечно же). Искать смыслы в заточении люстры и кота не так интересно, как наблюдать за еще одним необычным элементом сценического оформления. Это масштабная конструкция из периодически крутящихся колес разной величины, хаотично раскинувшаяся вдоль задника сцены. Из-за этих колес Банкрот Бикчантаева и Скоморохова хочется сравнить с часами с прозрачным корпусом. Как часы с прозрачным корпусом - максимально открыто, внятно, работают в этом спектакле и актеры: они периодически объясняют зрителям мотивы своего поведения специальными репликами в зал. Сюжет в Банкроте держится на поведении и фантазиях изворотливого Сиразетдина (блистательная работа большого актера Радика Бариева). Операция с фальшивыми банкнотами, мнимое сумасшествие, взятки доктору - на что только он не идет, чтобы оказаться несостоятельным должником и тайно увеличить свои сбережения. В великолепном актерском ансамбле Банкрота выделяется Искандер Хайруллин: он играет роль немого попутчика Сиразетдина - Гарафи. Играет виртуозно: при помощи выразительной мимики, пластики и жутковатого утробного мычания необыкновенно увлекательно, а главное - понятно рассказывает, как в поезде Казань - Москва обворовали Сиразетдина.Этот рассказ сопровождает запись фортепианных импровизаций на темы татарских народных мелодий , которые, складывается такое ощущение, исполняет тапер для неизвестного немого фильма. К сожалению, ни в афише спектакля, ни на сайте Камаловского театра не указано, кто придумал музыкальное и звуковое оформление для Банкрота. Я бы назвала его выдающимся. В сцене Гульжихан устраивает обед во французском стиле звучат татарские мелодии, элегантно стилизованные под гавот. Одна из первых картин - В Москву! - начинается с боя кремлевских курантов. Есть в спектакле и живая музыка. Это татарские песни и плясовые, которые лихо играет на гармошке Гульжихан (убедительная до взмаха ресниц Ляйсан Рахимова), а на банджо и маракасах - служанки. Финальную сцену, невероятно эффектную (переставший прикидываться сумасшедшим Сиразетдин превращает клетку, в которой его держали, в дирижабль и летит на нем высоко над сценой), сопровождает запись свиста и аплодисментов восторженной толпы... Вечерняя Казань. Айсылу Кадырова. 13 ноябрь 2013г.
Среда 13.11.2013
0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра