РусТатEng

ФАРИД БИКЧАНТАЕВ: "ПРИЙТИ К ПОНИМАНИЮ ЧЕРЕЗ ОТРИЦАНИЕ”

Оригинальный текст: http://svetsky.ru/v-svete/1791-farid-bikchantaev-prijti-k-ponimaniyu-cherez-otritsanie.html

Много лет назад этот человек целиком погрузился в театр, и пребывает в нем, как в единственно приемлемой для жизнедеятельности среде. Периодически выходит на связь с окружающим миром, и вновь погружается с головой в свой особый мир, заставляя критиков следить за малейшими колебаниями на его поверхности. То, что мы представляем себе как театр, лишь верхушка его жизненного айсберга.

Как вам удается каждую новую премьеру превращать, по мнению части критиков и поклонников вашей режиссуры, в событие?

Не знаю, почему так получается. Не стремлюсь, чтобы спектакль непременно стал событием.  Я воспитывался на принципах, согласно которым важную роль играет автор пьесы. Мне всегда интересен диалог с автором. С некоторыми из них можно долго общаться, спорить… Самое страшное для художника – понять всё сразу. Мне интересно прийти к пониманию через отрицание. Видимо, материализация этой формы поиска, становится для кого-то откровением.

Кто для вас ваша труппа: соратники, подчиненные, солдаты, выполняющие приказы командира, собрание индивидуальностей…?

Всё вместе. Они соратники, солдаты, подчиненные… в зависимости от ситуации. Марсель Салимжанов говорил, что труппа театра – это волчья стая, шагающая след в след за вожаком. В нерабочей обстановке мы все друзья, но сцена диктует иные взаимоотношения. С приходом Салимжанова театр обрел качественно новое содержание, требующее объединения в единую команду, состоящую из ярких индивидуальностей. Воплощение этого – очень трудная задача.

Хороший актер растворяется в роли, живет ей, проживает жизнь своего героя. Какие метаморфозы протекают с режиссером, готовящим премьерный спектакль?

Абсолютно такие же. Только актер за спектакль проживает одну жизнь, а режиссер растворяется во всех персонажах и в авторе произведения. Это очень труднообъяснимый процесс.

Вы не только известный режиссер, но и актер, имеющий опыт игры в кино, были ли у вас попытки продолжить кинокарьеру?

Попытки были не у меня, а у тех, кто это мне предлагал. Но я отказывался. Я занимаюсь театром, но кино снимать не умею. Это абсолютные разные искусства, требующие иных ресурсов – человеческих, профессиональных, энергетических.

Ваши родители – известные мастера камаловскойсцены Рафкат Бикчантаев и Наиля Гараева. Чему из того чем вы владеете сейчас, вы научились именно у них?

У отца я мало что видел, остались только детские воспоминания. Есть снимки, видеозаписи…я всё пытаюсь понять откуда такая блестящая техника исполнительского искусства? я Он для меня больше легенда, чем просто человек.

А мама… от нее я взял всё. Сейчас я нахожусь в таком состоянии, когда пора избавиться от того, что мне досталось от родителей. В первую очередь от беззаветной жертвенности.

В декабре в театре Камала состоится премьера спектакля «Дон Жуан» в вашей постановке. Почему именно Мольер вам близок как драматург?

Я не знаю таких режиссеров, которые бы отказались ставить Шекспира, Чехова, Мольера. Это мечта любого режиссера, актера и театра.

В известном татарском игровом художественном фильме – «Куктау», снятом в 2004 году, с вами дебютировал сын Юсуф. Он станет продолжателем дела известной театральной династии или пойдет по другой стезе?

Не знаю. Он только что окончил институт востоковедения КФУ, но склоняется в сторону театра. Станет ли он продолжателем семейных традиций, заранее не могу знать. Сейчас готовится поступать в ГИТИС. Раньше он серьезно никогда не думал об этом. Мне нравится, что сейчас он хочет осознать, что такое – актерская игра, профессия. Мы ему помогаем. Думаю, из этого должно что-то получится.

Что для вас составляет личное благополучие, какое место в нем занимает ваша жена Люция?

Она ангел-хранитель. Вытаскивает, спасает, не дает пропасть. Этим всё сказано!

"Светский". Декабрь. 

Четверг 03.12.2015
0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра