РусТатEng

Завершил свою работу фестиваль молодой режиссуры «Ремесло»

Завершил свою работу фестиваль молодой режиссуры, который проходил в столице Татарстана с 7 по 13 декабря.

Созданный в 2009 году как смотр дипломных работ первого режиссерского курса Фарида Бикчантаева, но получивший широкий общественный резонанс, в этом году он проходил уже в седьмой раз. 24 постановки 20 режиссеров, различные по  жанру, тематике  и  форме, были представлены на суд зрителей и экспертов.  Более 33-х часов сценического времени провели критики за просмотром спектаклей на 7 площадках города:  на Большой и Малой сцене Театра Камала, Малой сцене Театре кукол «Экият», в Театре имени К. Тинчурина, Театре юного зрителя, Доме актера им. М.Салимжанова, творческой лаборатории «Угол». Стало традицией приглашать на театральный форум известных представителей  разных театроведческих школ. В этом году это были  Александр Вислов (Москва), Татьяна Джурова (Санкт-Петербург ) Олег Лоевский (Екатеринбург) и Нияз Игламов (Казань). На «Ремесло» свои спектакли привезли театры из Санкт-Петербурга , Уфы, Ижевска, Йошкар-Олы, Казани, Набережных Челнов, Нижнекамска и Бугульмы, некоторые из них были в Казани впервые и стали  открытием для казанского зрителя.

«Фестиваль «Ремесло» — очень правильно придуманный фестиваль, потому что в основе всего лежит ремесло, как умение делать! – говоря об итогах, выделяет критик О.Лоевский, — Это потом оно одухотворяется или не одухотворяется, но без умения делать — дальше не двинешься.  Этот фестиваль принёс  открытия, как хорошего, так и не очень хорошего качества. Например, детские спектакли, которые мы посмотрели, это всё чудовищно и лживо,  а главное, не честно по отношению к детям. Много интересных работ. Например, «Галиябану» режиссера Ильгиза Зайниева в Г.Камала, очень интересный спектакль «Чулпан» Резеды Гариповой в театре им.К.Тинчурина, впечатлила встреча с коллективом из Ижевска».

Действительно, два татарских спектакля «Чулпан» и «Галиябану» критиками и зрителями были единодушно приняты как атмосферные и интересные. Я назвала бы их постановками с неповторимым национальным характером. В них не только соблюдены все бытовые подробности жизни татар, костюмы и интерьер, но и все психологические и социокультурные особенности нрава героев.

Воплощая замысел драматурга Мирхайдара Файзи, первая постановка которого была почти век назад, Ильгизу Зайниеву удалось создать актуальный спектакль и показать на сцене не литературных персонажей, а живых, из плоти и крови, людей. Галиябану в исполнении Г. Гюльвердиевой, тонкая, как рябинка, красивая в национальном платье, расшитом жилете и фартуке, трепетная и пугливая как лань. К объятиям своего, немного неловкого, возлюбленного Халила, (его играет Ф.Мухаметзянов), она и стремится и смущается их, а порою согревается в них, словно птичка в бережных ладонях. А не дающий ей прохода, заносчивый и жестокий богач Исмагил (А. Гараев) вызывает в ней не героическое противостояние, а вполне человеческое смятение и потерянность.

Несколько с родни по национальному колориту «Чулпан» и «Галиябану» спектакль узбекского театра-студии «Дийдор» «Осколки памяти» по мотивам последней поэмы узбекской поэтессы Зульфии Исраиловой. Любимая в народе, она вошла в историю как создавшая поэтический символ вечной жизни в образе матери и хранительницы семейного очага. Речевой спектакль, целиком построенный на монологе главной героини, режиссер Руслан Хайдаров рискнул показать без перевода, так что зрителям приходилось считывать смыслы из происходящего на сцене и интонаций актёров, большая часть которых прозвучали в удивительно трогательных народных песнях. В них слышались, то трагическая смятенность, то стихийное бунтарство, то лирическая тоска. Декорации же представляли открытую коробку сцены с четырьмя невысокими топчанами, покрытыми лоскутными одеялами с национальным орнаментом. В вечном карауле застыл на краю сцены военный, стоя возле дерева с висящей на нем птичьей клеткой-символом карающей власти, он был воплощением не защиты и памяти, а вечной угрозой счастью семьи поэтессы. Одного за другим уводит он из дома мужчин и в наиболее трагический момент, когда героиня теряет своего последнего сына, топчаны, обитые чёрной тканью вдруг считываются гробами-спутниками смерти. Этот эффект усилила песня, которую поют мать и дочь, держа в руках свечи, с сухими горящими глазами, так, что пробирает до глубины души. И удивительное дело, в финале спектакля, когда героиня остаётся совсем одна, сидящая с безвольно опущенными на колени руками, в её облике считывается не крушение, а взлётная дорожка для поэтессы, которую приобретенный опыт и постигшие несчастья, лишения и унижения не сломили, но закалили.

Из детских спектаклей, привезенных на фестиваль, хотелось бы отметить «Оскар и розовая дама» Набережночелнинского театра кукол режиссера Павла Акинина. Заявленный в жанре философской притчи, он в целом выдержал стиль. Правда, критики отметили излишнюю статуарность мизансцен и тона, который изначально задаётся как минорный. Что, впрочем, продиктовано серьезностью темы. Главный герой пьесы Эрика-Эммануэля Шмитта Оскар — мальчик 10 лет (в спектакле куклу оживляет Е.Митрофанов) умирает от лейкемии и пишет письма Богу. Похвальной была признана попытка театра поговорить с детьми на равных на недетскую тему жизни и смерти. Розовая дама – взрослый человек, немало повидавший в жизни, помогая мальчику день за днём открывать себя, сама переосмысливает, и свою жизнь, и отношение к Богу. Актриса Т. Салихова, работающая как живым планом, так и куклой, интонационно очень точно сыграла перемены в настроении Розовой дамы. Интересным можно назвать и оформление спектакля (художник Ольга Сидоренко), которое выдержано в приглушенных светло-серых и розовых тонах. Ширмы с нарисованными на них то, ли листьями, то ли альвеолами, легко приводятся в движение и, меняя своё положение, каждый раз приводят нас в новое пространство.

Много толков вызвал спектакль «Любовь людей» Марийского Национального театра им. Я. Шкетана режиссера Алексея Ямаева. Причиной тому, неоднозначная пьеса, по которой он поставлен. Она повествует о том, как женщина убила своего мужа — горького пропойцу, скормила его свиньям, а спустя полгода, призналась во всем сельскому милиционеру Сергею, влюблённому в неё со школьной скамьи. С ним создала семью и начала новую, поначалу счастливую, жизнь, но чувство вины выжгло её изнутри и свело с ума нового мужа, словно воздушно-капельным путём заразившимся агрессией от своего предшественника. Сочиненная молодым белорусским  драматургом Д. Богославским, пьеса в 2011 году произвела сенсацию на лучших драматургических конкурсах страны, волной прокатилась по театральным подмосткам всей России. Идёт она и в Казанском ТЮЗе в постановке нового режиссера Туфана Имамутдинова. Это дало повод казанским зрителям оценить не только достоинства и недостатки самой пьесы, но и сравнить постановки двух режиссеров, которые в разные годы были учениками одного мастера – О.Кудряшова в РАТИ-ГИТИС.

Критики во время обсуждения отметили много актёрских работ, достойно представивших режиссерский замысел. Нияз Игламов сделал акцент на том, что все мизансцены построены на «достаточно забытом уже в наше время театральном приёме» — фронтальной подачи материала, когда актёр, адресуя реплики партнёру, произносит их в зрительный зал, «что позволяет донести мысль, которую вкладывает драматург, понять, что взято за концепцию режиссером». Однако, трактуя постановку, эксперты не были едины во мнении, относительно концептуального взгляда режиссера.  По словам Нияза Игламова  и Татьяны Джуровой, это история про «губительную природу» женщины, своеобразную леди Макбет. «Этот спектакль можно считать и как предостережение — добавил Нияз Игламов, —  убийство — страшный грех и самое горькое, что оно  ничего не меняет». Иную версию озвучил Олег Лоевский. «Любовь людей здесь – сеть, которая накидывается на всех персонажей, включая матерей. Причём, кто любит, тот проигрывает! И попытка найти здесь логику оборачивается прахом — любовь людей не просчитывается».

Я охарактеризовала бы постановку «Любовь людей» Алексея Ямаева как «недосол», так как наряду с отдельными режиссерскими находками, в целом спектакль не дотягивает до полного воплощения тех смыслов, что заложены автором пьесы.

В подавляющем количестве трактовок этого произведения Люська, действительно, дешифруется как роковая женщина. Задатки этого в первой сцене спектакля актриса, играющая Люську (Л. Казанцева), демонстрирует. Она очаровывает Сергея, разжигает в нём тлеющий многие годы костёр страстной любви к ней, настаивает, чтобы он называл её, как прежде Люсей, а не Людмилой Федоровной. Но дальше о её пагубной сути мы только слышим. Да и то недоумеваем, от чего предостерегают Сергея его друг Иван, и жена Ивана Настя. Во всём: в ее манерах, словах, одежде, — а мы постоянно видим Люську в растянутой выцветшей олимпийке и потрёпанном халате, — ей далеко до кровожадной красавицы. Всё выдает в ней обычную женщину, с нормальным, абсолютно земным, желанием простого женского счастья и покоя. Она не плетёт интриг, не заигрывает, скорее, выживает. А действует на события не её роковая сила, а рок, который против того, чтобы эти двое были счастливы друг с другом, а матери состарились в созерцании долгожданного счастья своих детей.

Можно согласиться с Ниязом Игламовым, что образ матери Сергея Лидии Федоровны (М.Медикова) решен не тривиально – это глубоко верующий человек. Однако, возникает вопрос, почему она, мудрая женщина, дающая советы и наставления каждому герою в спектакле, не находит путь к сердцу собственного сына, становится для него не то чтобы житейским тылом, но изматывающее-навязчивой соседкой по общежитию. Сам Сергей (А.Сандаков), по точному определению Олега Лоевского, воплощение глубинной, подсознательной, накопившейся агрессии общества, часто беспричинной, спонтанной, выплеск которой мы, люди, не в силах контролировать. Он агрессивен даже в самую радостную минуту своей жизни, когда «пьян без вина» от многообещающей встречи с Люськой в участке. Не сразу, но, в конце концов, он переносит эту агрессию и на любимую женщину. Дуэту Люська — Колька не удаётся внятно сыграть перетекание состояния правоты и вины, которое закольцовывает их отношения в роковой круг, из которого один выход-смерть одного из них. Несколько «замороженными» кажутся сцены встреч супругов, когда Колька приходит в родной дом уже после смерти, призраком. Актёрам не удалось сыграть тот трепет, который, казалось бы, должны испытывать разлученные навсегда любящие люди при встрече, которая, -они знают это- продлится несколько мгновений. Хотя актёры близки к этому, играя наполненность сознанием непоправимости произошедшего и чувство взаимной вины. Оно сквозит в каждом их слове подобно тому, как свет просачивается сквозь каждое бревно выстроенного на сцене общего дома. Этот приём, как и работа актёров второго плана Чубайса, продавщицы сельмага Маши можно считать удачей спектакля. Сумел режиссер и поставить точку в финале повествования. Все участники поют лиричную марийскую песню, при этом мизансцена выстроена так, что мир живых отделен от мира мёртвых, и только Люся, оставшаяся в живых, добровольно уходит к покойным мужьям, Сергею и Кольке, первому она даёт руку, второму кладет голову на плечо. Под звуки песни, за спинами героев, на ночном небе, словно проявляются ветки дерева, которые складываются в крону, а затем в иероглиф вечной любви. Как символ того, что любовь людей, хоть и горька, но она не кончается, ей не раз предстоит еще возникнуть, раскрыть свой смысл, свою связь с жизнью и свершить неизбежное, стать чьей-то судьбой.

«Фестиваль показал, что театр живёт, – уверен эксперт VII фестиваля молодой режиссуры «Ремесло» Олег Лоевский, — Живёт и развивается. Что есть замечательные артисты! Их всегда много и что нет плохих артистов, а есть плохие режиссеры. И там, где режиссер мыслит, горит, где он владеет ремеслом и еще у него есть какое-то мировоззрение, там и артист раскрывается, там и есть победа».

В следующей статье об этом интересном во всех отношениях театральном форуме мы расскажем вам о спектаклях-открытиях и о режиссерах, которые не боятся экспериментировать.

Ирина Ульянова

Оригинал статьи: http://www.yakazanec.com/zavershil-svoyu-rabotu-festival-molodoj-rezhissury/

Понедельник 21.12.2015
0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра