РусТатEng
 «ВЕСЬ МИР – ТЕАТР, И РАБОТА В НЕМ – УДОВОЛЬСТВИЕ»

«ВЕСЬ МИР – ТЕАТР, И РАБОТА В НЕМ – УДОВОЛЬСТВИЕ»

С летом прощаться тяжело, утешает только то, что и в осени есть свое очарование. Для всякого культурного человека в Казани это очарование ассоциируется с открытием театрального сезона. В Камаловском он будет 112-м по счету.
Позади торжества по случаю 110-й годовщины открытия театра, с которой связывали начало работ по его реконструкции, летние гастроли, впереди – насыщенная фестивальная жизнь и невидимая зрителю работа по дальнейшему продвижению высокого театрального искусства, носителем которого является Камаловский, в массы. Обо всем этом корреспондент «ЭТ» поговорил с директором театра Ильфиром Якуповым.

– Ильфир Ильшатович, лето – сезон театральных гастролей. Где они проходили у камаловцев?
– У нас были обменные гастроли с национальным музыкально-драматическим театром Тувы – единственным театром этой республики. Они играли свои спектакли в Казани в июне, а мы у них в августе. Это был наш долг – с 1998 года тувинский театр приезжает к нам, и расстояние (почти четыре тысячи километров!) этому не помеха, а мы только этим летом смогли выбраться. Что особенно бросалось в глаза и в уши в Туве… Там все поголовно разговаривают на тувинском. Переводчик не нужен – язык похож на татарский.
– И как местный зритель воспринял постановки Камаловского? Не помешало ли пристрастие тувинского театра и, следовательно, зрителя к национальному фольклору?
– Вы знаете, нет. Тюркские народы все очень близки к театру. И, кстати, местная публика любит переводные вещи. Любит смотреть Шекспира или, скажем, Мольера на тувинском языке. Вместе с тем, вы правы, свою самобытность они подчеркивают даже в спектаклях. Это вообще особенность тюркских народов, проживающих по ту сторону Уральских гор. Мне в этой связи вспоминается 2005 год, когда на фестивале «Науруз» давали сразу три спектакля «Король Лир» - алтайский, тувинский и якутский. Все с горловым пением, которое у каждого из этих народов имеет свою специфику.
В Кызыл мы привезли несложные спектакли – «Свет моих очей» и «Банкрот» по пьесе Галиасгара Камала, чье имя мы носим. Первый спектакль о Шурале, мы объяснили тувинцам, что у татар так называется дух леса. У них тоже есть такой персонаж в фольклоре. Вообще, тувинцы очень близки к природе. В республике, которая по площади в два с половиной раза больше Татарстана, проживает чуть больше трехсот тысяч человек. Есть места, куда нога человека до сих пор не ступала.
– В сентябре театр участвует в фестивале «Туганлык» …
– Если речь зашла о фестивальной составляющей работы театра в этом сезоне, то начать нужно с 25 августа, когда по случаю дня рождения Туфана Миннуллина мы выступали на малой Родине драматурга – в деревне Мереткозино Камско-Устьинского района. Там был показан поэтический спектакль «Все плывут, плывут облака». На фестивале «Туганлык» в Уфе мы выступаем 13 сентября, затем с четырнадцатого по девятнадцатое у нас там будут большие гастроли: 9 спектаклей на площадках русского театра и театра имени Мажита Гафури.
– Я почему заинтересовался «Туганлык»? Как и «Науруз», это международный фестиваль тюркских театров. В чем отличие казанского фестиваля?
– Они похожи, и там и тут одни и те же театры участвуют. Но «Туганлык» проходит раз в пять лет, а «Науруз» чаще. С интервалом в год у нас проходит либо театральный фестиваль, либо театральный форум. Отличие еще и в том, что формат «Туганлыка» пока предполагает работу жюри и коллегии критиков, то есть после спектаклей проходит их обсуждение. Мы от этих вещей отказались.
– По финансовым соображениям?
– Нет, не по финансовым. Во-первых, ни один режиссер не учитывает замечаний, которые ему высказывают критики. Зачем тогда терять время и деньги? Во-вторых, критики из Москвы и Питера, а театры из тюркоязычных регионов… У этих театров, как мы уже сказали, свой национальный колорит. Идеальных критиков, которые могли бы его по достоинству оценить, просто нет. Бывало, что режиссеры национальных театров обижались на замечания критиков. Подход «нравится – не нравится» здесь не применим. Тюркский мир очень разный в ментальном и религиозном плане. В нем есть и мусульмане, и шаманисты, и буддисты, и бурханисты (алтайцы), и христиане. Поэтому в этом году во время работы фестиваля мы выпускали газету, в которой свое мнение о спектаклях критики высказывали письменно.
– Формат фестиваля молодой режиссуры «Ремесло» изменится?
– Нет, там мы тоже несколько лет назад отказались от обязательных обсуждений. Молодые режиссеры встречаются с критиками тет-а-тет. С молодыми тоже надо осторожнее, чтобы они не разочаровались в своем ремесле. Данный фестиваль я считаю крайне важным для развития татарской режиссуры. И дело не только в том, что на него приезжают маститые критики, композиторы, художники-декораторы,… у которых есть чему поучиться. Мы посылаем сигнал периферийным театрам – в Челнах, Альметьевске, Бугульме, еще где-нибудь - пожалуйста, приезжайте, это престижно, но прежде дайте шанс молодым режиссерам. Пусть они поставят у вас в театре спектакль. Мы таким образом взращиваем новое поколение режиссеров.
– Среди татарстанских театров Камаловский имеет репутацию самого продвинутого в том, что касается развития цифровых технологий. Расскажите об усилиях в этом направлении.
– Мы не придумываем велосипед, все это есть в зарубежных и во многих московских театрах. Это поиск нового зрителя и того, как сделать ему удобно. Чтобы он не два раза ходил в театр, – сначала в кассу и только потом в зрительный зал, – а сразу на спектакль. Для этого надо давать информацию. Каким образом? Через что? У меня все социальные сети в телефоне, и я вижу, что кто-то сидит только в ВК, а кто-то только в фейсбуке. Мы должны охватить всех.
Наш сайт перешел на новую платформу, где в будущем (естественно вопрос упирается в деньги) появится полноценная crm-система. Она позволяет оперативно подстраиваться под маркетинговый акции театра. Так, в феврале мы объявили акцию: 5 спектаклей по 111 рублей (шел как раз 111 сезон). Но при условии, что билеты покупаются на нашем сайте. И мы получили тогда не минус для себя, а выиграли, так как пришел совершенно другой зритель, который гонится за бонусами и скидками. Прежде театр работал с компаниями, которым мы продавали билеты с 50%-й скидкой и они уже сами по своим каналам распространяли билеты, а тут мы работаем самостоятельно. 27 марта, в день театра, мы с 00.00 до 00.00 все билеты продавали с 25%-й скидкой.
– Разговоры о масштабной реконструкции театра в связи с его 110-летием получили продолжение?
– Пока конкретика есть только по ремонту двух наших зрительных залов и сцены. Вообще разговоры о расширении театра идут с конца 90-х. У Шамиля Зиннуровича, моего предшественника, был даже макет обновленного театра. Это проблема – не хватает площадей. Тому же костюмерному цеху, где хранится больше тысячи костюмов. Естественно, репетиционный зал нужен, потому что малый зал очень активно используется. Поставить декорации и в течение месяца репетировать – такого репетиционного зала у нас нет. То есть большой зал днем собирается как репетиционный, а перед вечерним спектаклем на нем ставятся декорации вечернего спектакля. Проект есть, он в министерстве строительства, будем теребить, напоминать о себе. Когда начнется стройка, – в ближайшем или в отдаленном будущем, – покажет время и экономическая ситуация в государстве.
– Кстати, как театр ощутил на себе кризис?
– (Три раза сплевывает и стучит по столу кулаком.) Никаких сокращений бюджета не было. Более того, в марте этого года существенно повысили окладную часть зарплаты, правда, не всем. У нас же в культуре есть общеотраслевые работники, – монтировочный, костюмерный цех, портные, электрики и так далее, – а есть работники культуры. Это – актеры, дизайнеры, художник-декоратор, художник-бутафор, художник по свету… Обычный осветитель относится к общеотраслевым работникам, а художник по свету – в культуре. Зарплату подняли тем, кто в культуре, но в будущем обещали сделать это и общеотраслевым.
– Вы где до театра работали?
– Я окончил институт культуры, студию актерского мастерства у Марселя Салимжанова. Участвовал как статист в массовках, был у нас дипломный спектакль в малом зале, но уже на пятом курсе я параллельно работал в минкульте ведущим специалистом.
– Продолжите предложение: театр для вас - это?
– Это семья. Каждый спектакль – как рождение ребенка. У татар есть пословица: кеше юлда сынала. В переводе на русский: человек познается в пути. Гастрольная жизнь театра этому способствует. Театр для меня второй дом. Возможно даже первый, потому что в своем первом доме я бываю реже.
– Как зритель я вижу, что в театре появились молодые актеры…
– Трех актеров мы приняли: девушку и двух парней. Правда, до этого три молодые актрисы ушли. Они не стали частью нашей большой театральной семьи. В спектакле нужно уметь слышать и видеть партнера, а у них этого не получалось. Девушки сделали правильный выбор – будущего в нашем театре у них не было. Пока молодые лучше уйти. Татарских театров много, в Большой Атне несколько лет назад театр получил статус государственного.
– Весной наблюдал за работой выездной приемной комиссии академии Михалкова. Среди абитуриентов была актриса атнинского театра. Сказала, что очень хочет вырваться оттуда в Москву…
– Ну, Москва. И что она там звездой станет?
– По крайней мере, уровень зарплат другой.
– В атнинском театре, если будешь хорошо работать, тебя тоже зарплатой не обидят. Вообще, когда идешь в культуру – неважно театр это или, как в случае со мной, Минкульт, о деньгах не думают. Я не за этим туда пришел. В качестве ведущего специалиста я курировал все театры республики, общался с режиссерами, по фестивалям ездил… За деньгами в культуру не идут, для этого есть бизнес. Я был рядом с культурой, и мне это было по душе. Потом меня позвали в министерстве информатизации и связи, помощником министра. Мне выдали планшет, служебную машину – у помощника министра культуры такого не было. Объездил половину Европы. Через год я ушел, потому что понял, что это не мое. Ушел в театр имени Камала заместителем директора. Я это к тому, что если душа не лежит, пускай и материальное обеспечение хорошее, удовольствия от этой работы ты не получишь.

Алексей Егоров, журнал "Эксперт Татарстан", сентябрь 2017
0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра