КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
До начала осталось:
КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
00
дней
:
00
часов
:
00
минут
:
00
секунд

«Считанные вечера» одного счастья

Понедельник 11.11.2019

В Камаловском театре состоялась премьера спектакля «Считанные вечера». Журналист Лейсан Фаизова делится впечатлениями.

Что там говорят про знакомства? Если человек тебе нравится в первые три секунды знакомства, то и дальше ваши отношения сложатся хорошо, как-то так. Казанские театралы продолжают знакомиться с молодым режиссером Айдаром Заббаровым, ученик Фарида Бикчантаева и Сергея Женовача поставил в театре Камала третий свой спектакль. Первым стал «Все плывут и плывут облака», посвященный поэту Хасану Туфану. Это и есть первые три секунды знакомства, после которых я подумала: «А хорошо бы он к нам после Москвы вернулся». И он вернулся, поставив «Жизнь ли это?» по Гаязу Исхаки. Теперь это один из любимых моих спектаклей в камаловском, о нем много говорили и писали. Номинировали на «Золотую маску». И вот, снова премьера. Особая. Потому что представлена 7 ноября, в день рождения Марселя Салимжанова, легендарного татарского режиссера, посвятившего свою жизнь театру Камала. И премьера в этот день здесь – красивая традиция.

Третий спектакль Айдара Заббарова – по пьесе Володина «Пять вечеров». Интересная пьеса. О простых людях, ничем вроде не примечательных, история о том, как мужчина через семнадцать лет отсутствия возвращается в родные края и встречает свою давнюю любовь, казалось бы, что тут увлекательного. Написана в 1958 году, на следующий год поставлена Товстоноговым в БДТ. Ленинград спектакль сразу полюбил, пишут, что и москвичи специально ездили его смотреть. В 1959 же году в «Современнике» поставили. Через 20 лет, в 1978 году, Михалков фильм снял. Любшин и Гурченко там играют. Словом, полюбили зрители эту простую историю. И режиссеры пьесу до сих пор ставят. В прошлом сезоне в Казани русский драматический им. Качалова поставил «Пять вечеров», там сделали камерный спектакль на малой сцене. В театре Камала же молодому режиссеру снова доверили большую сцену.

Спектакль получил название «Санаулы кичләр», то есть, «Считанные вечера». Пьесу на татарский перевела Резеда Губаева. Первое впечатление – режиссер очень бережно обошелся с текстом. Слово в слово звучит практически. Он даже пояснения драматурга использует. Так, сцена «День третий» начинается со слов автора.

«Смеркается. Вечерняя смена уже заступила. Снег все идет. Дворники засыпают песком ледяные дорожки, но дети и женщины снова их раскатывают. А в Михайловском саду тихо, как в лесу. И Петропавловская крепость стоит, кажется, не на берегу Невы, а на самом краю снежного поля».

Часть этих слов Заббаров буквально отдает персонажам вместо реплик. А еще использует для создания особой атмосферы спектакля. Самой концентрированной частью ее, пожалуй, становится сцена на катке, когда Ильин катает Тамару на санках, Славик с Катей носятся на коньках по специальному покрытию на сцене, идет снег, все счастливы. Да, эти люди найдут в себе силы и смелость быть счастливыми. Но сначала им придется достать с антресолей тяжеленный багаж несбывшихся надежд и амбиций, выкинуть их к чертям, оставить себе лишь умение прощать и желание любить.

О подборе актеров. Люция Хамитова в образе главной героини Тамары – это стопроцентное попадание, на мой взгляд. В ее голосе нет металлических ноток комсорга и мастера цеха, как у экранной тезки в исполнении Гурченко. Она – женщина, которая ждет. Трогательная, нелепая, угловатая, почти забывшая как любить, неуловимо напоминающая Мымру-Фрейндлих из «Служебного романа». Ее изломленный танец-недоумение, танец-откровение под песню «Тулган ай» («Полная луна») – еще одна смысловая точка спектакля. Айдар Заббаров удивительно удачно использовал эту полузабытую песню группы «Айфара» из 1990-ых, слова песни звучат как продолжение драматургического текста. Еще одна находка – огромная полная луна, на протяжение всего спектакля висящая над сценой, важный элемент действия. Для меня это магическое высказывание, мощный символ женского начала, символ зрелости, и одновременно, грядущего обновления. Это и символ надежды, ведь согласно древней татарской легенде, пятна на Луне – это образ Зухры, которая нашла там спасение. Цепочка ассоциаций уводит к истории несчастных пар влюбленных Тахира и Зухры, Фархада и Ширин, Лейлы и Меджнун.

Минвали Габдуллин в роли Ильина, актер весьма брутальной внешности со звучным голосом, совсем не похож на героя Любшина из фильма, скорее близок к образу Ефима Копеляна в товстоноговском спектакле. Суровый, да, верится, что он работает на Севере, верится, что он мог схлестнуться с деканом. Об этом не говорится в спектакле прямо, но между строк читается, что этот недоучившийся инженер-химик пострадал за свое правдолюбие сильнее, чем думают остальные. Есть версия, что Ильин побывал в местах не столь отдаленных. Иначе почему бы он почти 20 лет провел вдали от дома, не от большой же любви к сибирским сорокаградусным морозам. По крайней мере, в пьесе, которую я нашла в электронном виде в интернете, один раз встречается слово ГУЛАГ. С этой точки зрения, выбор Тамары между любимым, за которым надо ехать в Сибирь, и своей устоявшейся жизнью вовсе не так прост. В этом контрасте большого мужчины и хрупкой женщины, сильной половиной выглядит как раз Тамара–Люция Хамитова.

Алмаз Бурганов в роли Славы, Гульчачак Гайфетдинова в образе Кати, Алсу Каюмова в роли Зои совершенно органичны, зрителю есть что разглядывать, над чем посмеяться. А Искандер Хайруллин в самой маленькой здесь роли друга главного героя Тимофеева снова играючи демонстрирует, что ему одинаково легко даются и главные роли, и эпизодические.

Художником-постановщиком выступил Булат Ибрагимов, это их третий совместный спектакль с Заббаровым. Сдержанная цветовая гамма. Вытянутый в линию перед зрителем советский интерьер из двух диванов, стола, стульев, кресел, пластиковой елки и холодильника «Мир» напоминает коммуналку, это одновременно и Зоино жилище, и комнаты Тамары, и квартира Тимофеева, и телефонная станция, и вокзал. Время от времени вся эта жилая линия плавно отъезжает назад, освобождая пустое пространство сцены. Свет неяркий, уютный, деликатный, работает на создание общей атмосферы спектакля. Художник по свету Ольга Окулова. Отдельное спасибо хореографу Олегу Глушкову за танец Тамары в конце первого акта и за акробатические этюды Кати на коньках.

Пьеса Володина кончается словами Тамары «Ой, только бы войны не было!», Заббаров эти слова опускает. Его история не привязана ко времени, к историческим событиям, она о том, что каждый имеет право на счастье. Свое маленькое, выстраданное, пусть с потертым бочком и залысинкой на макушке, с морщинками вокруг глаз и на крайнем Севере, но счастье.

"Казанский репортер". Лейсан Фаизова. 11.11.2019г.




Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра
Ошибка, введите корректный адрес