РусТатEng

БУЛАТ ИБРАГИМОВ: «С НАЦИОНАЛЬНЫМ ТЕАТРОМ ХОТЕЛОСЬ БЫ ПОЭКСПЕРИМЕНТИРОВАТЬ»

МИНУВШИЕ ДНИ НА ФЕСТИВАЛЕ НАУРУЗ БЫЛИ ПРЕДСТАВЛЕНЫ СПЕКТАКЛИ "БЕЗ ВЕТРИЛ" И "ВСЕ ПЛЫВУТ И ПЛЫВУТ ОБЛАКА" ТАТАРСКОГО ТЕАТРА ИМЕНИ КАМАЛА. ПО КАКОМУ ПУТИ РАЗВИВАЕТСЯ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕАТР, КАК СОЗДАЮТСЯ СЦЕНИЧЕСКИЕ ДЕКОРАЦИИ - ОБ ЭТОМ НАШЕЙ ГАЗЕТЕ РАССКАЗАЛ ХУДОЖНИК-ПОСТАНОВЩИК БУЛАТ ИБРАГИМОВ.

 - В детстве вы не думали пойти по стопам отца, режиссера Фаиля Ибрагимова?

В юные годы меня больше привлекал дизайн и архитектура. В нашем художественном училище в Набережных Челнах проводились мастер-классы от Санкт-Петербургской академии художеств. Поэтому, как вариант, я рассматривал это учебное заведение. Тем более из нашего училища Булат Гильванов уже учился там на книжной графике, и мне очень нравились его работы. И я тоже старался совершенствовать свою технику и мастерство в карандашном рисунке и живописи.

- Когда вы решили стать художником-постановщиком?

После окончания художественного училища я решил поехать в Санкт-Петербург и попробовать свои силы в поступлении. Я рассматривал не только художественно-постановочную профессию, в тот момент я выбирал между Академией художеств, Академией имени Мухиной и Санкт-Петербургской театральной академией. Сначала я оставил свои работы в Академии художеств, но на собеседовании в Академии театрального искусства мне понравилось, как происходит общение мастера со студентами. Тогда я ещё не знал, что этот мастер – Сотников Геннадий Петрович заслуженный художник России. Я забрал свои работы из Академии художеств и на следующий день принес их в Академию театрального искусства. С этого момента начался мой путь художника-постановщика.

- Как происходит процесс создания декораций?

Первые шаги в работе над любым оформлением спектакля – это работа с режиссером. Режиссер уже знает, каким ему видится будущий спектакль. Художник, в свою очередь, должен настроиться на одну волну с режиссером и осуществить его замысел. Зачастую, чтобы воплотить в жизнь идеи режиссера, нужен какой-то толчок, и порой это может произойти в первый же день работы над спектаклем. Возникает много идей, задумок, но в дальнейшем они могут изменяться, и, бывает, мы приходим к совсем другому решению оформления спектакля. После создания эскизов я занимаюсь отбором материалов и утверждением конечного стиля оформления.

- В чем особенность декораций для спектакля «Без ветрил»?

Спектакль создавался с режиссером из города Омска Георгием Цхвирава. Он читал пьесу на русском языке. Начинали с выбора названия пьесы «Жилкенсезляр», что дословно переводится «Без парусов». Название «Без ветрил» смыслово более ёмкое. Созвучно с «ветер в голове», «без царя в голове». Пьеса охватывает большой временной отрезок, затрагивает много исторических событий, начиная с 1910 года и заканчивая 1926 годом. Время, в которое одна власть сменялась другой, и у каждой были свои идеи и лозунги, цели ради достижения которых уничтожалось всё, стоящее на пути. В пьесе 8 сцен - каждая представляет определенное время и борьбу все новых идей, новых лозунгов. Для каждой сцены мы с режиссером хотели использовать в качестве фона какой-нибудь лозунг или фрагмент лозунга, как цветовой фон (красный, зелёный, черный, белый и другие). Лозунг - идея - парус - ветрило -... В конце ни один из лозунгов не стал победившим, совершенным. Все идеи, какими бы они не были правильными, оказывались пагубнами либо для одних, либо для других, выигрывали те, кто не придерживались никаких идей. Поэтому ветрила (паруса) фрагментарные, разорванные, изношенные. Декорации представлены в виде конструкций, напоминающих каркасы хрупких воздушных змеев, обтянутых бумажными перепонками. Система множества разновысотных дверей и разноразмерных выдвижных помостов организует разные места действия.

- Каким элементам вы уделяли особое внимание в спектакле «Все плывут и плывут облака»?

Спектакль «Все плывут и плывут облака» мы ставили совместно с режиссером Айдаром Заббаровым, и он изначально знал, что хочет видеть на сцене. Мы использовали минимум декораций – две стены, которые передвигаются на роликах. Создавая разные ракурсы при помощи света, мы тем самым даём возможность зрителю додумывать, в каком месте происходит действие на сцене.

В данном спектакле задействована одна очень необычная деталь – ударный музыкальный инструмент кахон, похожий на небольшой ящичек. Я раньше никогда не видел данный инструмент. Наш завпост Рафаэль Саттаров изучил устройство кахона и создал его чертежи для спектакля. Кахон был задействован в разных эпизодах: в одной сцене как стул, на котором сидит герой, в другой – на кахоне отбивают ритм, созвучный со стуком колёс поезда, а в следующем эпизоде он трансформируется в почтовый ящик. Такой же приём многократного использования предмета мы придумали со столбами. Они становятся то деревьями, то брёвнами, которые носят арестанты, то шпалами на железной дороге. А в эпизоде расстрела арестантов они падали, символизируя убитых людей.

- По какому пути развивается театр имени Галиасгара Камала?

Сейчас театр живёт поиском современной пьесы, понятной нашему зрителю, в основном молодёжи. Взрослая аудитория, конечно, хочет видеть спектакли в привычной стилистике. В национальном театре новшества приживаются сложно, так как зритель может это не принять. Поэтому они должны быть тщательно продуманы. Когда ставишь мировую классику – то здесь руки больше развязаны, можно свободно фантазировать и много чего придумать. И с национальной пьесой хотелось бы тоже поэкспериментировать, внести современный подход.

Диана Латышева, газета "Нәүрүз хәбәрләре" (№5, 2017)

0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра