КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
До начала осталось:
КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
00
дней
:
00
часов
:
00
минут
:
00
секунд

ИДИ И СМОТРИ

Понедельник 12.11.2018

Премьера спектакля «И дольше века длится день» («Мәңгелек буран») состоялась на большой сцене Татарского государственного Академического театра им. Г.Камала. Поднятая в постановке проблема беспамятства, которым больно современное общество, как никогда актуальна.

Обычно в первых числах ноября камаловцы представляют премьерный спектакль: это традиционное приношение театра к дню рождения народного артиста СССР Марселя Салимжанова (7 ноября 1934 – 26 марта 2002). Не менее символично, что новую постановку публике предъявили новую постановку в канун 101-й годовщины Октябрьской революции. Чем не повод сбить романтический флер с событий вековой давности и напомнить, через какие унижения, лишения и трудности пришлось пройти
нескольким поколениям россиян? Не обошлось, конечно, и без притчи о человеке, забывшем свой род, свое прошлое. Это слово - манкурт - впервые прозвучало в 1980 году, когда был опубликован роман Айтматова, а затем во времена перестройки приобрело самое негативное смысловое значение не без провокационной помощи Фаузии Байрамовой.

Творческое высказывание режиссера Ильгиза Зайниева, создавшего сценарий на основе известного романа Чингиза Айтматова, посвящено 90-летию со дня рождения писателя. Классик отечественной литературы был татарином по матери, родившейся в деревне Маскара Кукморского района Татарстана, и этим тоже объясняется повышенный интерес к наследию Айтматова в республике. Трагический роман «И дольше века длится день…» (или «Буранный полустанок) – о смысле жизни, предназначении человека и о вечных ценностях. В нем нет фальши, притворства и лживых сказок о светлом советском будущем. Но при этом в полной безнадеге, которая пронизывает повествование Айтматова о живущих в невыносимых условиях простых людях, вдруг виден свет надежды. Потому что его герои умеют любить по-
настоящему, искренне верить и бескорыстно дружить.

Роман невозможно «просто» читать, абстрагировавшись от реалий, душе приходится трудиться, страдать и безжалостно судить саму себя. На такой будирующий эффект, очевидно, и рассчитывал режиссер-постановщик. Как ни странно, не все испытали катарсис: некоторые театралы покидали зал, не дождавшись эпилога. Не станем судить: не всякому в наши окаянные дни под силу вести столь напряженный внутренний диалог с собой. Но те зрители, что досмотрели спектакль до конца, с лихвой отблагодарили создателей постановки благодарными аплодисментами. «На сердце защемило!», «Завтра побегу в библиотеку за книгой Айтматова», «Мне было больно смотреть, значит, мое сердце еще не окаменело?», «Не дай бог увидеть своих детей с такими черствыми душами!», - эмоционально высказывались зрители на выходе из театра.

Специально к спектаклю «И дольше века длится день» композитор Эльмир Низамов написал музыку, которая стала полноценным, а порой и несколько доминирующим,
участником действия наравне с артистами. Особо отметим первоклассную работу художника-постановщика Геннадия Скоморохова. Созданное им сценическое пространство только на первый взгляд кажется излишне лаконичным. Белый песок символизирует бесконечность степи и в то же время – нескончаемые снежные бури. Два толстенных каната - это железнодорожные рельсы. Они извиваются в руках героев, как живые, и в то же время, словно тянут из них все жилы, выматывают до изнеможения. Белоснежные сферы тихо опускаются и снова поднимаются над сценой. Они будоражат: то ли это погасшие светила, то ли гигантские снежки, то ли огромные мыльные пузыри, внутри которых – несбывшиеся мечты заброшенных на край земли людей, не потерявших, однако, человеческого достоинства.

В виде прозрачного шара из целлюлозы художник изобразил телесную оболочку усопшего Казангапа. Сначала его ритуально обмывают, а затем скорбная процессия тихонько катит пластиковую сферу на старинное кладбище Ана-Бейит. Сцена, когда военные запрещают старикам захоронить тело друга и советуют закопать его в степи, одна из самых сильных. Лазерные лучи кровавого цвета со всех сторон пронзают пространство, словно кровавые решетки. Выберутся ли когда-нибудь из этой клетки люди?

В спектакле заняты более двух десятков артистов, у постановки два состава. Главные роли исполняют Асхат Хисматов и Ильдар Хайруллин (Буранный Едигей), Алмаз Бурганов (Едигей в молодости), Ильдус Ахметзянов (Казангап), Алмаз Сабирзянов (Казангап в молодости), Розия Мотыгуллина (Укубала), Айгуль Шакурова (Укубала в молодости), Эмиль Талипов (Абуталип), Гульчачак Гайфетдинова и Лейсан Файзуллина (Зарипа) и другие.

Ольга Юхновская, опубликовано 10.11.2018, "Вечерняя Казань".




Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра
Ошибка, введите корректный адрес