РусТатEng

ДА У ТЕБЯ ЖЕ ПАПА – АРТИСТ: КАК ЖИВУТ ТЕАТРАЛЬНЫЕ СЕМЬИ КАЗАНИ

Искандер Хайруллин, актер, народный артист РТ

Отец — Ильдар Хайруллин, актёр и режиссёр, заслуженный артист России и народный артист Татарстана.

Мать — Алсу Гайнуллина, народная артистка России и Татарстана.

Папа говорит, что решил стать актёром, потому что плохо учился в школе. Каждый урок был для него наказанием, и после восьмого класса он пошёл в нефтяную контору учеником токаря. Провёл там всю зиму: стоял у станка, наблюдал за работой мастера, но ничему не научился. А в начале лета поехал в Казань поступать на актёрский факультет. Причём, хотел на русское отделение: по-татарски он тогда знал только «исэнмесез», «рэхмэт» и «ашыйсым килэ». Приехал — а там набор только на татарское отделение. Слава богу, на первом экзамене нужно было сыграть сценку без слов. Он изобразил мальчика, который на последние деньги покупает мороженое и очень потешно его ест. Получилось так здорово, что Рафкат Бикчантаев ему зааплодировал и сказал: «Молодец!». Папу взяли, не посмотрев, что он не владеет разговорным татарским. Мама мечтала быть диктором на телевидении. Но поскольку в школе она много занималась художественной самодеятельностью, а её руководителем была Рашида Зиганшина (на тот момент директор театра Камала — прим. Enter), маму пригласили в театральное училище.

Папа увидел маму, когда она пришла сдавать экзамен в театральный. Говорит, с первого взгляда влюбился в румянец на её щеках. Предложение он ей сделал просто: взял за руку и повёл в ЗАГС. Но, оказалось, чтобы подать заявление, нужно было заплатить три рубля. А у них на двоих было всего рубль восемьдесят. Вышли на улицу растерянные, и вдруг им навстречу идёт целая толпа ребят из их театра. Когда актёры узнали, в чём дело, тут же насобирали им недостающие деньги, и всё закончилось удачно.

Ответить, какое воспоминание о театре у меня самое первое — нереально. У меня всё детство прошло за кулисами. В наше время все дети актёров постоянно бегали здесь большой дружной толпой. Театр в моей жизни был всегда: но я никогда не выходил на сцену в массовках. Всё потому, что я очень любил Марселя Салимжанова, который тогда был главным режиссёром театра. Он близко общался с моими родителями и был для меня родным человеком, но я видел, как на репетициях он кричит на актёров. И очень боялся, что если он накричит и на меня, я расплачусь при всех.

 Мама-актриса дома очень хозяйственная, правильная татарская женщина. Но многим в это довольно трудно поверить. Папа-актёр — это вообще отдельная статья. Он редкий, колоритнейший персонаж. Конечно, он сам лапушка, но иногда додаёт эмоции в жизни. Обычно люди скрывают свои чувства, многое переживают внутри. У папы же эмоции всегда и во всём, и поэтому иногда он может сильно напугать. Но, на самом деле, он по-детски очарователен.

Работать с ними первое время было тяжело. Когда слишком хорошо знаешь человека в жизни, сразу видишь, что на сцене он играет. И только с опытом учишься отключать это восприятие и относиться к родителям, как к коллегам. А дома мы — обычная семья, которая старается абстрагироваться от театра и отдохнуть. Видимо, организм этого требует.
Я до последнего надеялся, что моя жена не станет актрисой: мы познакомились, когда она заканчивала театральный институт. Сначала мы просто здоровались, а через какое-то время я сказал: «Давай ты выйдешь за меня замуж?». Мы даже почти не встречались. Я просто заглянул поглубже в её глаза и понял: это мой человек.

Наша профессия отнимает слишком много нервов и слишком мало возвращает в материальном эквиваленте. Но, вообще, я фаталист и уверен, что всё предопределено, и от нас почти ничего не зависит. Кстати, поэтому я не такой уж волевой человек. Ведь люди с сильной волей берут судьбу за жабры и крутят её, как им надо, потому что уверены: всё можно изменить. Я не такой.

Если наши дети захотят продолжить династию, я не буду противиться. Хотя, каких-то особых амбиций на этот счёт у меня нет — слава богу, дети пока никак не проявляли желание стать актёрами. Это тяжёлая профессия, которая немножко мешает жить: нервная система сильнее отшлифована, чем у большинства людей. Постоянно занимаясь драматургией и психоанализом, ты начинаешь иначе смотреть на людей. И это довольно непросто.


Оригинальный текст: http://enter.kazanfirst.ru/?p=11494

"Kazanfirst". Ольга Гоголадзе. 07.12.2016г.

0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра