РусТатEng

Экватор фестиваля «Науруз» в Казани: кукольники России и Казахстана вскрыли кризис жанра

В третий день XIII Международного театрального фестиваля тюркских народов на дискуссионной площадке встретились руководители трех кукольных театров.

(Казань, 8 июня, «Татар-информ», Ольга Голыжбина). Сегодня XIII Международный театральный фестиваль тюркских народов «Науруз», собравший в Казани труппы 19 театров России, Казахстана и Эстонии, перевалил экватор.

На четвертый фестивальный день в импровизированном дискуссионном клубе – пресс-центре Камаловского театра – встретились руководители трех кукольных театров. Около полутора часов театроведы и режиссеры из Уфы, Алматы и Казани обсуждали проблемы кукольников и направления развития уникального вида искусства.

«Сейчас интерес к театру кукол совсем небольшой, – констатировала театральный критик, гостья «Науруза» из Уфы Дина Давлетшина. – И очень зря, ведь искусство кукольников – одно из древнейших видов театрального искусства. В разных уголках мира возникали свои традиции, виды и типы представлений. Зачатки театра кукол существовали еще в древнем Египте в виде мистериальных действий, посвященных богу Осирису, в эпоху эллинизма в Древней Греции тоже интересовались куклами. Надо полагать, что в европейские страны искусство театра кукол попало вместе с бродячими труппами из Индии и Китая».

Российский театральный деятель Михаил Королев в своей книге об искусстве театра кукол писал, что это искусство древнейшее и одновременно совсем молодое, добавил главный режиссер Татарского театра кукол «Экият» Ильдус Зиннуров. До Октябрьской революции театр кукол был, по сути, искусством площадей. В основном публику развлекали Петрушки, которые высмеивали богачей. В России театр кукол – это искусство молодое. До сих пор он ищет себя на театральном поле: ищет новую драматургию, новые средства выражения.

«Наблюдая за взлетом этого вида искусства в 70-е годы, угасанием в 90-е, неким анабиозом в нулевые, я отмечаю для себя, что в 10-х годах XXI столетия в нем наметилось движение в поисках новой стилистики, – подтвердила слова Ильдуса Зиннурова Дина Давлетшина. – Театр кукол перестает быть исключительно ширмовым, актер-кукловод стремиться выйти на первый план, водит кукол открыто, не скрывая лица и не надевая специальные перчатки. Не всегда это выходит удачно. Человеческое тело перестало считаться чем-то чужеродным в кукольном театре. Раньше были какие-то рамки, теперь их нет».

По словам уфимского критика, нынешняя ситуация в кукольном театре России – состояние стилистического поиска, попытка обогатить искусства театра кукол. Например, одновременное использование кукол разных систем (марионеточных, перчаточных или тростевых) может быть очень интересным. В новые постановки кукольники включают даже элементы теневого и светового театра.

«Стоит также и вопрос драматургии, вопрос национальной драматургии, – подчеркнула Дина Давлетшина, сразу же удостоившись одобрительных взглядов и жестов коллег по клубу. – И если в драматических театрах он стоит довольно остро, то в театрах кукольных он стоит еще острее. Побудить драматургов написать что-нибудь для детского театра достаточно сложно. Все они уже забыли свое детство. Авторы не удосуживаются поискать в жанре сказки, а большинство детских спектаклей все-таки основываются именно на сказках. С материалом национальным вообще тяжело».

С критиком поспешили согласиться и другие гости «Науруза» из Казахстана и Чувашии. Главный режиссер Чувашского театра кукол Юрий Филиппов констатировал – проблема драматурга сейчас актуальна как никогда. Двуязычный чувашский театр сталкивается с теми же проблемами, что и театр татарстанский: мало того, что коренной язык и так забывается, детей на спектакли на чувашском или татарском языке привлечь все сложнее, так еще и качественного материала для них появляется крайне мало.

«Те драматурги, которые приносят свои пьесы в театр, они в театрах никогда не бывают. Вот я написал, я принес, ставьте, пожалуйста! Пьеса называется "Светофор и Москвич", и невозможно ее поставить, – возмутился Юрий Филиппов. – Прошел ровно год, я встретил того же драматурга. Он говорит, что написал для нас пьесу – «Светофор и Мерседес» называется. То есть те люди, которые вроде бы пишут и хотят ставиться на сцене, абсолютно не знают, что творится на сцене театра кукол. Для кого они пишут, я не знаю. Хотелось бы чаще видеть драматургов в зале в качестве зрителей».

Директор Алматинского театра кукол Талгат Есеналиев рассказал, что драматурги Казахстана много пишут и много приносят, но в театр попадает очень небольшое количество пьес именно для детей. «Хотя каждый год мы стараемся выпускать и выпускаем новую постановку. Ставим и европейскую классику, например, в репертуаре есть "Маленький принц" Экзюпери. И наших драматургов стараемся ставить», – отметил он.

В конце дискуссии режиссеры сошлись во мнении, что театр кукол, хоть и пережил непростые времена, сейчас находится на пути к новому витку своей истории. Творческий поиск всегда присущ всему новому, и кукольники здесь не исключение. В театре кукол сегодня существуют те же проблемы, что и в драматическом театре. А это значит, что выход из них должен быть тот же: тесная работа и воспитание новых драматургов, постоянный эксперимент и адаптация форм общения со зрителем.

Оригинальный текст: http://www.tatar-inform.ru/news/2017/06/08/557133/

"Татар-информ". Айсылу Хафизова. 8.06.2017г.

0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра