КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
До начала осталось:
КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
00
дней
:
00
часов
:
00
минут
:
00
секунд

«ГОРЖУСЬ, ЧТО РАБОТАЮ В ТЕАТРЕ КАМАЛА»

Среда 28.11.2018

ТЕАТР – это слово звучит по-особому и наполнено глубоким смыслом для Галины Козловой, гримера-постижера Татарского государственного Академического театра им. Галиасгара Камала. «Эксперт Татарстан» продолжает знакомить своих читателей с теми, кто работает над созданием спектакля. 

Яркая, элегантная, легкая, энергичная, мудрая, очень общительная и одновременно сдержанная – такой я увидела Галину Ивановну, удивительного человека, преданного и влюбленного в свою профессию и театр. О чем бы она не говорила, все сводилось к выражению благодарности судьбе, Богу за то, что дал ей не просто соприкоснуться с этим волшебным миром, но и самой стать частью его со-творения. 

- Галина Ивановна, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в профессию?

- Меня всегда тянуло в театр. В нашей большой родительской семье все очень любили петь, я в том числе, а вот о том, чтобы «наводить красоту» кому-нибудь, никогда не думала, хотя прически делать любила.

Прошли годы, окончила школу – а куда идти? Моя старшая сестра узнала, что в казанский театр оперы и балета нужны постижеры, гримеры. Я очень волновалась, что могут не взять. Но меня приняли ученицей мастера.

Признаюсь, в театре мне все понравилось с первого дня, потому что работать нужно было с известными актерами. Помню, мне заведующая тогда сказала: «ты должна подойти, поздороваться, узнать, что надо, как привыкать к этому человеку». А я в это время переживала, что у меня никогда не получится. Но постепенно все стало на свои места, к работе с актерами я привыкла, в тонкости работы и взаимодействия с актерами вникла.

Сейчас на гримеров уже учат – четыре года молодежь осваивает профессию. А я пастижерству училась у мастеров оперного театра – те же четыре года.

По настоянию мужа из-за рождения нашей первой дочери ушла с работы. Но через два года поняла, что без любимого дела не могу. Пошла в оперный, но оказалось, что труппа на гастролях. Когда, расстроенная, я проходила мимо татарского театра Камала, мне повстречался мой коллега по оперному театру, который на тот момент уже работал в камаловском. Он сказал: «Давай к нам!» Так я здесь и оказалась.

- Что для Вас театр?

- Наша работа требует того, чтобы любить театр. Было время, когда мы зарабатывали очень мало, но разве я когда-то сказала, что мало? Счастье великое - прийти в театр. ТЕАТР – только прислушайтесь, как слово звучит! Недаром же есть фраза у В.Г. Белинского: «Ступайте в театр, живите и умрите в нем, если можете!»

Я очень рада, что Аллах дал мне такое счастье быть именно здесь. У меня в жизни настолько все поменялось, я оказалась в такой атмосфере, что даже и по-татарски захотелось разговаривать. Потому что здесь мы - одна семья. Актеры – замечательные, сопереживающие и отзывчивые люди. Если что-то случится с человеком, они мимо не пройдут. Поэтому мне дорог театр. Я с удовольствием работаю. Даже горжусь, что работаю именно в этом театре.

Говорим на работе татарча и русча (тат. - по-татарски и по-русски, - прим. ред.). Стараюсь и внука научить татарскому. Ведь когда люди приезжают в город из татарских деревень, они стараются выучить русский, а почему другие национальности не могут говорить на языке местного народа?

Знаете, помимо того, что я сама теперь говорю по-татарски, у меня и муж стал понимать и говорить на нем, когда нам домой звонят актеры. Они даже спрашивают у меня, не татарин ли мой супруг. «Нет», - отвечаю. «Так он же по-татарски говорит!» «Да у нас уже все в семье по-татарски говорят». Когда столько лет работаешь здесь и любишь все, что тебя окружает, проникаешься и национальной культурой. Это само идет.

Тепло вспоминаются и ушедшие актеры. А еще, как ездили по деревням Татарстана – длились гастроли по несколько дней. Бывало, там особых условий, комфорта не было: жили в интернате, удобства – на улице, один магазин на всю деревню. Но нас это не смущало. Мы были счастливы, когда люди по окончанию спектакля нас благодарили: «бик зур рэхмэт».

- Когда Вы говорите о театре, у Вас глаза блестят!

- Блестят! Я и актеров стараюсь поддержать. Я знаю, как сложно выпускается спектакль, как они переживают, и я им сопереживаю. Где-то и успокоишь, и говоришь: «Дай бог, чтобы все было хорошо». И когда спектакль зритель на ура принимает, такое облегчение у меня – наверно, не меньше, чем у режиссера. Домой прихожу счастливая и говорю мужу, что все шикарно. То, что мы в театре работаем все вместе сообща, дает определенный отпечаток; все переживают, когда выпускается спектакль. И как только прошла премьера, успокаивается всё.

- Что Вам больше всего нравится в вашей работе?

- Мне нравится, когда мои практические советы воплощаются в реальность. Например, у меня есть видение, кому какая прическа должна подойти. И если актрисы следуют моим советам, то стрижки действительно украшают их.

Очень люблю делать прически – и современные, и национальные, но больше всего старинные. Нравится, когда для образа создаю усики, бородку. Мне все это интересно. И когда все получается, то и оценивается всеми участниками и создателями спектакля. 

- Сколько надо времени, чтобы успеть загримировать актера?

- Все зависит от сложности грима. В основном все актеры виза делают сами – если он несложный. Когда приходится работать со сложным, бывает, можно и час делать. Но чаще так бывает при съемках кинофильма. А в театре все проще, быстрее. 

- Случается так, что в течение одного спектакля надо несколько раз перегримировывать одного и того же актера?

- Да, конечно. Например, в спектакле он сначала молодой, а потом его нужно сделать немного постарше. Морщинки добавишь, седину. Можем поменять усики, бородку. И человек уже меняется, «приобретает» возраст.

У нас есть спектакль «Миркай и Айсылу» – там очень тяжелая тема, и герои то пачкаются в грязи, то в крови. Все это мы им делаем, но через минуту по сюжету идет другая сцена, и актеры быстро за кулисами смывают грим и тут же выходят на сцену абсолютно чистыми. Все это дело сноровки актеров. Зрителю иногда непонятно, как это можно так быстро измениться. Но ведь актеры не только быстро грим снимают, они и душу перестраивают на другой лад – а это многого стоит.

- Кровь – это обычно кетчуп?

- Не у нас. Если это театр – то чаще аквагрим. Если для кинофильма, то может быть, например, сироп вишневого варенья. Когда 10 лет назад в Казани снимали короткометражный фильм, у меня было такое варенье жгуче-коричневого цвета. Когда мы его использовали в фильме, получилось очень эффектно.

- Вы работаете над гримом, но ведь есть общий образ, костюм. Вы как-то это проговариваете с костюмером или с актером?

- По гриму актеры со мной советуются – я могу им подсказать, что и как лучше сделать по образу.

Над образами работает художник. Он приходит с эскизами в каждый цех – к нам, костюмерам, реквизиторам. По эскизам готовых образов мы отдельно и работаем – где, кому, как и что нужно приобрести, сшить.

Помню, в театре как-то ставили «Турандот» – это было что-то! Во-первых, нам тема китайского макияжа была не знакома. Пришлось много всего пересмотреть – и слайдов, и литературы. И на спектакле образы выглядели подобающим образом. С этим спектаклем мы даже ездили на гастроли в Китай.

- Как работаете на гастролях?

- Всегда перед спектаклем приходим пораньше, потому нужно занять гримировочные, рассадить актеров, и каждый цех должен расставит свои реквизиты. На сцене – свои, костюмеры вывешивают костюмы, а я вытаскиваю свои парики, усики, бородки – отдельно для каждого персонажа. Когда все готово, начинаем работать с актерами.

- Государство тоже отметило Ваши заслуги…

- Да, два года назад получила звание «Заслуженный работник культуры». Но сама я из всего этого выделяю благодарность актеров. Каждый раз, когда они говорят тебе «спасибо!», - это великое счастье. Идешь домой окрыленная, что отработала, что все хорошо. А когда проходишь в театр, и люди тебе улыбаются «Галя апа, исэнмесез!» – это прекрасно, потому что ты живешь этим и знаешь, что ты нужна. Вот это - самая великая радость.

- Ваши дети не пошли по вашим стопам?

- Нет. Муж говорит, что не надо повторять, достаточно одной такой. И я благодарна ему за доверие, за то, что он всегда мне помогал. Хотя он не из мира театра, но тогда понимал и сейчас знает, что я люблю работу.

- Вы очень элегантно выглядите – Вы всегда такая?..

- Стараюсь. Работа в театре Камала обязывает. Большой «минус», если ты будешь неухоженной. У нас здесь все очень красивые, и я стараюсь соответствовать.

У нас мама такая была. Она дожила до 90 лет, но я ни разу не видела, чтобы она сказала «я старая». И я ей очень благодарна, что это она всем своим 10 детям привила такое отношение к жизни. Она всегда говорила: «По одежке встречают, по уму провожают». Все ее дети стали уважаемыми людьми и всегда очень ухоженные. Ведь каждому приятно, когда ты общаешься с культурным человеком. И я стараюсь всегда быть в форме.

- Подводя итог интервью, что Вы могли бы сказать о своей профессии?

- Работа эта очень нужная, она не исчезнет, потому что театр будет существовать всегда.

Козлова Галина Ивановна – художник-гример ГБУ «Татарский государственный Академический театр имени Галиасгара Камала». В профессии с 1976 года. Заслуженный работник культуры Республики Татарстан, ветеран труда, награждены дипломом «Человек года».

Журнал "Эксперт Татарстан", ноябрь 2018, Роза Ибрагимова




Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра
Ошибка, введите корректный адрес