РусТатEng

Новое поколение камаловцев представило свое осмысление эпохи репрессий

Вечером 3 февраля на малой сцене театра Камала при аншлаге состоялась премьера поэтического спектакля «Все плывут и плывут облака…».

«Лучшие работы возникают, когда мы все сочиняем спектакль. Это лучшее, что может быть», – сказал незадолго до премьеры в интервью культурному обозревателю ИА «Татар-информ» режиссер-постановщик спектакля Айдар Заббаров. Эти слова оказались пророческими: премьера стала одной из лучших постановок нынешнего сезона. Подтверждение тому – реакция зала: звенящая тишина, слезы на глазах мужчин и женщин и овация после окончания спектакля. Артистов и режиссера трижды вызывали на бис.

Спектакль – преддипломная работа выпускника Казанского театрального училища (курс Фарида Бикчантаева) и студента 4-го курса РАТИ (ГИТИС) (курс Сергея Женовача). Он посвящен памяти одной из самых трагических фигур в татарской литературе – поэта Хасана Туфана.

Хисбулла Фахриевич Гульзизин-Хазратов-Кусинов (Хасан Туфан) учился в уфимском медресе «Галия», где посещал музыкально-литературный кружок поэта Шайхзады Бабича. Позже его учителем литературы был известный писатель Галимджан Ибрагимов. С 1924 года Хасан Туфан начинает публиковаться. Он работал в Радиокомитете ТАССР редактором литературных и музыкальных передач, ответственным секретарем журнала «Совет эдэбияты» («Советская литература»). Однако начиная с 1930-х годов его жизнь беспрерывно отравляли подозрения и преследования. В 1937 году Туфан был изгнан из Союза писателей. В 1940-м поэт был арестован. 7 марта 1942 года был приговорен к высшей мере наказания с конфискацией всего личного имущества. Но военная коллегия Верховного суда заменила расстрел десятью годами лишения свободы. В 1950 году после окончания срока наказания вместо долгожданного освобождения поэт был сослан Новосибирскую область. Лишь 9 апреля 1956 года на основании решения генерального прокурора СССР он обрел реальную свободу. По возвращении домой Хасан Туфан был вынужден оплакивать любимую супругу, которая ждала 16 лет, но умерла за два года до его освобождения.

Постановка, которая держит зрителя в напряжении все полтора часа без антракта, условно состоит из трех частей. Это жизнь до ссылки, годы в заключении и возвращение домой. В начале спектакля, которое отсылает к воспоминаниям о безмятежной жизни на свободе, звучат искрометные шуточные стихи поэта в блестящем исполнении молодых артистов театра: Алмаза Сабирзянова (заслуженный артист Татарстана), Ильнура Закирова, Фаннура Мухаметзянова и Йусуфа Бикчантаева. Во второй части возникают драматичные и вполне сюжетные сцены: дорога до места ссылки и знакомство с рижанином, несостоявшийся роман поэта-арестанта с русской женщиной (ее играет Айгуль Абашева), в котором герой проявляет чудеса преданности и верности ждущей его супруге, и трогательные письма в стихах. Ключевым моментом повествования стали письма Хасана Туфана к жене.


В главной роли – Раиль Шамсуаров, обладающий прекрасным музыкальным слухом, а потому точно интонирующий на безупречном татарском, и непередаваемой органикой. И стихи, и проза Хасана Туфана в его исполнении попадают прямо в сердце зриетелй.

В какой-то момент, почти сразу, забываешь , что действие происходит на сцене. Возникает ощущение, что смотришь остросюжетный кинофильм. Кинематограф по техническим возможностям и средствам выразительности всегда шел на шаг впереди театра, поэтому создание ощущения просмотра динамичного фильма – безусловная удача авторов постановки.

События происходят на фоне простых дощатых конструкций на колесах, которые легко перемещаются по сцене и превращаются то в вагон поезда, то в стены барака, то в интерьер деревенской избы, то в непреодолимый забор лагеря. Атмосфера  спектакля поддерживается видеопроекцией на стене-заднике малой сцены, намекающей то на звездное небо, то на летящих птиц, символизирующих стремление к свободе и тоску по родине, то на горизонт, затянутый тучами. Сценография принадлежит художнику-постановщику театра Булату Ибрагимову, виджей – Артем Варламов. По силе воздействия визуальный ряд не уступает помпезным декорациям и дорогостоящим костюмам недавней казанской премьеры Шаляпинского фестиваля. Минималистичная декорация дает простор фантазии. Благодаря остроумным и точным режиссерским находкам «насмотренное» сознание зрителя дорисовывает картинку. Так создается эффект присутствия и полноценного воссоздания. Например, чтение писем-стихов в почтовый ящик. Он бережно передается арестантами из рук в руки. Каждый проникновенно читает во встроенный в ящик микрофон – втайне от надзирателей, при свете звезд.


Вернувшегося из лагеря героя воплощает лауреат Республиканской премии имени М. Джалиля, народный артист РТ, лауреат Государственной премии РТ имени Г. Тукая, заслуженный артист РФ Ильдус Ахметзянов. Впечатляющей кодой к спектаклю в устах признанного мастера декламации становятся слова Хасана Туфана: «У кого из вас руки теплые? Надо забинтовать мое сердце!»

Атмосфера вечера напомнила постановку 2004 года МХТ имени Чехова «Лунное чудовище» американского драматурга Ричарда Калиноски о геноциде армян. Этот камерный спектакль не сходит со сцены уже более десяти лет. У татарского театра теперь есть своя постановка о "геноциде" национальной интеллигенции.

По признанию режиссера-постановщика, это его первая серьезная работа на сцене театра. 26-летний Айдар мечтает после получения диплома московского вуза в 2018 году вернуться в Казань и работать в театре Камала.

Напомним, премьерные показы спектакля пройдут 4 и 24 февраля на малой сцене.

Оригинальный текст: http://www.tatar-inform.ru/news/2017/02/04/538114/

"Татар-Информ". Айсылу Хафизова. 04.02.2017г.


0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра