КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
До начала осталось:
КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
00
дней
:
00
часов
:
00
минут
:
00
секунд

Театр вертикали

Среда 04.09.2019

Материал подготовила Александра Дунаева

Этой осенью Театральная Олимпиада готовит множество подарков жителям Петербурга. Один из них – Программа Национальных театров, в рамках которой свои работы представят ведущие театры национальных республик – Башкортостана, Карелии, Бурятии, Татарстана и Республики Саха.

В чем уникальность национальных театров и почему эти спектакли обязательно надо посмотреть?

Предлагаем вашему вниманию коллаж из отзывов участников Семинара молодых театральных критиков, совместного образовательного проекта Международного театрального фестиваля тюркских народов «Науруз» 2019 и Международной ассоциации театральной критики (IATC), который прошел в Казани в июне этого года. Эти тексты – результат первого опыта знакомства молодых профессионалов и студентов с национальными театральными системами. Многие спектакли, о которых идет речь, смогут увидеть и петербуржцы.

Дом, миф, традиция – лейтмотивы
фестиваля «Науруз»

Ожидание, что самоидентификация тюркских национальных театров зиждется на противопоставлении собственных традиций русскому миру, не оправдалось. Привычная нам линейная поляризация Восток – Запад оказалась неприменима на тюркской почве. Философия жизни, идущая от традиционных верований, мифологического сознания, более глубока и всеобъемлюща.

Мир человека мифа – своего рода остров, находящийся в открытом космическом океане. Во время приливов волны бьют о берег и норовят уничтожить жилища местных жителей. Они легко «смывают» отдельно взятого человека, но не способны стереть с лица земли целую культуру. Чудовищные волны революции обрушиваются на башкирскую деревню, где живет героиня спектакля «Зулейха открывает глаза» (реж. Айрат Абушахманов, Башкирский академический театр драмы им. М. Гафури, в Петербурге – 26 и 27 октября на сцене БДТ им. Г. А. Товстоногова), уносят ее мужа и дом, а ее саму выбрасывает на гибель в Сибирь. Кажется, что перемолоть эту маленькую хрупкую женщину легко. Но долго не «открывая глаза», Зулейха сохраняет свой внутренний мир, а значит и свою жизнь. Внутренний стержень, заложенный культурой, помогает ей пройти через испытания.

Тема дома оказалась одной самых важных в спектаклях фестиваля «Науруз». Дом – не просто символ рода, традициям которого необходимо следовать, чтобы не потерять свое я, как в спектакле «И это жизнь?» Айдара Заббарова (Татарский государственный академический театр им. Г. Камала). Дом – это больше, чем родная земля, которую судьба иногда заставляет покинуть безвозвратно, как в «Зулейха открывает глаза» Айрата Абушахманова. Дом – как птица-феникс, который можно отстроить заново и создать в нем свой маленький рай, родную деревню, город, страну, с их сложившимся веками укладом, как в «Пришлом» Фарида Бикчантаева в том же Театре Камала. И даже в поставленном по пьесе норвежского драматурга Йона Фоссе спектакле «Однажды летним днем», также Театра Камала, дом – это единственное безопасное место, сокрытое от враждебного внешнего мира-океана старинными толстыми стенами и вечно запертыми окнами.

Антонина Шевченко, Москва, ГИТИС


А был ли «национальный код»?

Одним из вопросов, которым задавалась наша группа на протяжении всего фестиваля – действительно ли есть этот «национальный код», уникальные черты, отличающие национальный театр Татарстана или Республики Саха от любого другого?

Как возможный ответ на этот вопрос прозвучал комментарий критика Владиславы Куприной. Она говорила о том, что привычный для нас театр горизонтален, то есть ориентирован на человека и его отношения с другими людьми, в то время как в спектаклях национальных театров тюркоязычных народов присутствует вертикаль – отношения необязательно с Богом, но с какими-то высшими силами, с роком, с судьбой, что дает совершенно иной масштаб высказывания.

Эта мысль находит подтверждение не только в звучащих со сцены текстах, но и в визуальной составляющей спектаклей. Очевидно, что их герои не просто ходят по земле, но и живут под небом, а вопросы адресуют не только и не столько себе, сколько миру, вселенной.

Конечно, экзистенциальные вопросы чаще любых других поднимаются в театре – это вовсе не признак национальной традиции. Однако внутри фестиваля возникли особые темы – например, отношения героев с прошлым, тема тесноты, невозможности вырваться из собственного контекста.

Варвара Цыпина, Санкт-Петербург, РГИСИ


«Три светила» Театра Олонхо

Спектакль-притча «Три светила» режиссера Романа Дорофеева по произведениям якутских классиков А. Е. Кулаковского (1877–1926), А. И. Софронова (1886–1935) и П. А. Ойунского (1886–1939) – это территория аллегорических образов. Пользуясь в своих произведениях мифологической структурой, авторы начала века выражают национальное отношение к русской революции 1917 года. Их тексты несут в себе социальную проблематику. Зашифровывая свое высказывание в фольклорную форму, они пишут о том, как появление коммунизма повлияло на национальный дух их народа и на них самих.

Спектакль ткется подобно гобелену. Поэтическая ткань – основа действия, музыка – его движущая сила. На сцене разворачивается картина мира якутского народа, которая повествует о трех духах, оберегающих поколения якутов многие века. Это своего рода святая троица: певец-сказитель Олонхосут (Павел Колесов), Кузнец (Дмитрий Хоютанов) и Шаман (Гаврил Менкяров).

Графический рисунок действия сближает якутский театр (в Петербурге 22 и 23 октября на сцене Театра «На Литейном» можно будет увидеть «Воительницу-Джырыбыну» Матрены Корниловой) с японскими минималистическими полотнами, а исполненная на диковинных национальных инструментах музыка, которая сопровождает все действие, в сочетании с интонационной спецификой языка вводит зрителя в медитативное состояние, напоминая о языческом ритуале. Мифологическое сознание якутского народа через театральную форму встраивает советский период России в контекст вечно повторяющегося цикла созидания и разрушения. Поэтому не удивляет, что в ткани спектакля сосуществуют конкретные исторические события вместе со сказочными образами якутского эпоса, олонхо.

Анна Тютина, Санкт-Петербург, РГИСИ


«Взлетел петух на плетень» Театра Камала

Несколько особняком в череде драматических спектаклей фестиваля стоит мюзикл «Взлетел петух на плетень» Фарида Бикчантаева (в Петербурге – 11 и 12 октября на Основной сцене Александринского театра). Мне он очень напомнил рассказы Василия Шукшина – и своим деревенским колоритом, и стержневым принципом: «что-то где-то случилось». В деревне, где соседствуют семейства Салахетдина и Мирфатиха, что-то происходит постоянно и, как и полагается у деревенских жителей, малейшая перемена мгновенно становится темой для пересудов и сплетен. Трагикомично выглядит вражда старых друзей-фронтовиков, соревнующихся, у кого сервиз больше и машина быстрее. А вот монолог старика Хайретдина смеха не вызывает: старик горько сетует на падение нравов и жажду наживы у людей, в прошлом добрых и честных. Он же приносит соседям мир весьма экстравагантным способом – симулирует тяжелую болезнь и просит похоронить себя на новом кладбище (по деревенскому поверью первый похороненный там потянет за собой всю родню, а Хайретдин в родстве чуть ли не со всей деревней). Суеверный страх смерти заставляет соседей помириться и общими силами не дать старику умереть, а петух с высоты плетня приветствует очередной день звонким «ку-ка-ре-ку».

Владимир Винецкий, Москва, переводчик, блогер

Петербургский театрал. 04.09.2019г.




Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра
Ошибка, введите корректный адрес