КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
До начала осталось:
КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
00
дней
:
00
часов
:
00
минут
:
00
секунд

ПЕТЛЯ ВРЕМЕНИ

Вторник 26.02.2019

Теме бегства посвящен спектакль Казанского академического театра им. Камала «Без ветрил». Это гораздо более сложная пьеса, нежели комедия «Беглецы». Здесь явно заметен эпический взгляд на историю татарского народа, потерявшего в годы революции лучших своих представителей — интеллигенцию. Впервые к национальной драматургии был допущен «чужак». Спектакль поставил Георгий Цхвирава. К тексту режиссер отнесся очень бережно, даже пожертвовав ради него динамикой и энергией действия. Первый акт, представляющий собой длинную экспозицию, кажется непомерно затянутым. Взбудораженная предреволюционными событиями Казань, среда просвещенных богатых граждан, дебаты о будущем, личные амбиции — все заканчивается революционным взрывом, паническим бегством, гражданской бойней, потерей всего. Образованные сыновья «отцов города», молодые политики, студенты, офицеры — все они и были прежде объектом сатиры. Правда, победителем становился отнюдь не красный герой, а мелкий спекулянт, нэпман, за которого, чтобы не погибнуть от голода, вышла мечтавшая прежде о Бранде дочь главного героя, купца Нуретдина.

Сегодня пьеса воспринимается по-другому. Сам Цхвирава сказал, что ставил ее как татарский «Бег». И жанр он определил как «воспоминание о будущем». Хотя, скорее, это не определение жанра, а послание настоящему. Первый акт, в котором все заняты исключительно своими целями и преследуют свои тщеславные интересы, чем-то очень напоминает сегодняшнее время. И один из главных героев — Батырхан, бывший политик, бывший белый офицер, ставший красным начальником, мечтающий о тайной организации татар, — это очень современный герой, который несется в вихре событий «без ветрил» и в какой-то момент понимает, что проиграл и свою жизнь, и свою родину. Эмиль Талипов сыграл его очень сложно — нервно, остро, в финале — как трагического героя. Сколько таких людей, канувших в никуда, мы наблюдали в последние двадцать лет. Пьеса еще и о том, как люди запутались в эти смутные времена, не смогли сохранить себя и свое достоинство. А кто-то — выстоял. В финале спектакля на экранах возникает панорама фотографий. На них одухотворенные лица татарских интеллигентов — ученых, философов, мулл, поэтов, погибших в годы революции и репрессий. Далеко не все были противниками перемен. С ними и расправились прежде всего.

Поэту Хасану Туфану, который горячо воспринял революцию и чья жизнь была сломана репрессиями, посвящен спектакль «Все плывут и плывут облака», поставленный на малой сцене театра им. Камала учеником Фарида Бикчантаева Айдаром Заббаровым. Спектакль решен в законах поэтического театра. Он безбытен, музыкален, его основу составляют стихи и письма поэта, сосланного «отцом народов» сначала в лагеря, а потом на вечное поселение в Сибирь, в барабинские степи. Актер Раиль Шамсуаров играет одинокое противостояние мощной личности страшному лагерному и поселенческому быту. Противостояние пошлости и грубости жизни. Обреченную любовь к жене, актрисе, которая была изгнана из театра за то, что не отказалась от мужа. Никакой борьбы с советской властью. Только желание сохранить свой дар, свой язык, свою культуру. Стихи Туфана — это и есть главный герой спектакля. Его строки, как драгоценные послания, все герои спектакля, и узники лагеря, и поселенцы, нашептывают в щель косо сбитого почтового ящика и, наполнив его «доверху» поэтическими строками, перекидывают через дощатый забор, на свободу. Метафора прекрасна. Финал трагичен. Поэт, реабилитированный во времена «оттепели», потерявший молодость, здоровье, семью, но сохранивший свой дар, оказался выброшенным в новое, чужое для него время. В финале спектакля вместо молодого человека выходит старик. Эту сцену играет народный артист Татарстана Ильдус Ахметзянов, фигура знаковая для татарской публики. Он обращается к залу: «У кого из вас теплые руки? Мне бы сердце согреть, обвязав…». И возникает яростное чувство обиды за искалеченную судьбу талантливого поэта. Тема репрессий в национальных театрах занимает сейчас важное место. Народы, живущие вместе с русскими в России, осмысляют свою историю, находят своих национальных героев, противостоявших тоталитарному режиму, который никогда не заканчивался в нашей стране. Только менял личины вождей.

Тема эта трудная и очень болезненная. Гораздо более острая, чем революция. Может быть, оттого, что живы потомки тех, кто сажал, и тех, кто сидел. И те и другие гордятся своими дедами. Это особенно заметно в таких городах, как Магадан, Норильск. Там все живут в одном, довольно замкнутом пространстве. В Норильске на спектакле «Жди меня…» я сидела рядом с глубоким стариком, бывшим следователем Норильлага. Говорят, он приехал в Норильск тогда, когда там сидел Лев Гумилев, и участвовал в его допросах. Все переплетено, все еще очень близко.

Татьяна Тихоновец, "Петербургский театральный журнал", январь 2019




Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра
Ошибка, введите корректный адрес