РусТатEng

Уроки истории в Камаловском театре

ТГАТ им. Г. Камала открыл юбилейный сезон традиционно — «Голубой шалью». Первая же премьера состоялась уже на второй день — публика увидела новый вариант прочтения пьесы Карима Тинчурина «Без ветрил». На премьере, которая отчасти перевернула мнение об известной пьесе Тинчурина, побывала корреспондент «Реального времени».

История японского шпиона

Нынешняя версия тинчуринских «Без ветрил» — уже не первая на камаловской сцене. В советские времена «Без ветрил» воспринималась как классическая комедия, с помощью которой можно обличить быт и нравы «чуждого класса». Такая своего рода палочка-выручалочка, которую можно поставить к очередной дате, к очередному юбилею Октября.

На этот раз все не совсем так, а точнее, совсем не так. Столетие октябрьского переворота — эта печальная дата ждет нас как раз через год — тот самый временной разбег, позволяющий по-новому оценить и события истории, и произведения, написание которых было инициировано революцией. В данном случае, «Без ветрил», считающиеся сатирической комедией, — ярчайший пример этого переосмысления.

На постановку пьесы Карима Тинчурина был приглашен главный режиссер Омского драматического театра Георгий Цхвирава, которого казанские театралы помнят в качестве главного режиссера казанского ТЮЗа. Кстати, отметим, что период работы Цхвиравы в ТЮЗе — один из самых благополучных в истории этого не совсем благополучного театра.

Цхвирава уже ставил в Камаловском театре — много лет подряд на камаловской сцене шла в его постановке очаровательная музыкальная комедия «Ханума». Не тот классический вариант, что шел в БДТ в постановке великого Георгия Товстоногова, но, тем не менее, спектакль легкий, праздничный, в котором грузинский темперамент и народный юмор как-то удачно совпали с татарской ментальностью.

Цхвирава превратил пьесу если уж не в трагедию, то в драму, это точно

На этот раз Цхвирава выбрал «Без ветрил», убрав определение жанра «комедия» и, по сути, превратив пьесу если уж не в трагедию, то в драму, это точно. В программке жанр определяется весьма необычно — «воспоминание о будущем». Что, впрочем, находит стопроцентное подтверждение в спектакле.

И финал спектакля, когда о судьбах героев, зная историю, можно домыслить вещи только печальные, каким-то образом, рифмуется с биографией самого драматурга. Карим Тинчурин, пойдя через медресе «Мухаммадия», уйдя из него в знак протеста, увлекаясь революционными идеями и, наконец, найдя свой путь в театре, начав в труппе «Сайяр», стал затем одним из основоположников профессионального татарского театра в Казани. Именно под его руководством в 1922 году в Казани открылся нынешний Камаловский театр.

Он был не только драматургом, но и актером, и режиссером, и публицистом. Начиная с 1906 года, Тинчурин практически каждый театральный сезон пишет пьесу. Небольшой перерыв случается только в 1917 году — понятно, мир меняется, не до пьес. Год создания «Без ветрил» — 1926, когда «революция победила», и махровым цветом расцвел НЭП.

Жизнь Карима Тинчурина завершилась так, как можно предположить. Обвинен в шпионаже в пользу Японии, в культурном вредительстве и расстрелян в 1938 году. Реабилитирован в 1955 году. Автор сатирических комедий, как тогда они воспринимались, закончил жизнь трагически.

История последних

Сценография «Без ветрил» (сценограф Булат Ибрагимов) достаточно лаконична. Перед нами стена, в которой прорезано множество дверей. На эту сцену время от времени проецируются кадры кинохроники, и каждый раз перед новым эпизодом обозначается год. Мы проживаем с героями временной отрывок с 1910 по 1925 год.

Семья благополучного казанского купца Нуретдина (Рамил Вазиев) — это своего рода социальный срез с определенного класса. Того класса, которому «было что терять». От мыслей о выборах в Думу до ремонта прохудившихся валенок — таков итог пятнадцати лет. Трудно говорить о судьбе нации, когда вот-вот останешься на улице в прямом смысле слова.

Пожалуй, ключевое слово к пониманию спектакля — это разруха. В умах и сердцах, в обществе и семейных очагах. Каждый выживает как может. История главного героя Батырхана (Эмиль Талипов) — это попытка выжить, любой ценой. Но из сегодняшнего дня мы знаем, что такая попытка была обречена на провал.

История детей Нуретдина так же трагична. Мезальянс Дильбар (Лейсан Файзуллина), холодное одиночество Рокии (Айгуль Абашева), бесперспективность будущего сына. Мир рухнул, похоронив под собой все, чем жили многие поколения людей. А впереди, всего через 12 лет, маячит призрак 1937 года, который поставит окончательную точку. Как это и случилось с самим Каримом Тинчуриным.

Семья благополучного казанского купца Нуретдина – это своего рода социальный срез с определенного класса

Цхвирава в своей новой трактовке пьесы вовсе не сгущает краски, он просто идет от драматурга, от того нового смысла, который придало тексту прошедшее время, те уроки истории, преподанные стране.

«Без ветрил» иногда сравнивают с булгаковским «Бегом», с сатирой Маяковского. Наверное, отчасти такие сравнения правомочны. Но есть у пьесы еще одна общность — с «Последними» Горького. И Тинчурин, и Горький угадали нерв этого уходящего поколения, поколения последних. И в спектакле Георгия Цхвиравы это ощущение трагического обрыва, когда «распадается связь времен», очень точно передано.

Наверное, не стоит кого-то убеждать в том, что главный школьный предмет — это история. Ошибка в математике или физике не так страшна, за ошибки истории платят кровью целых народов. «Без ветрил» в Камаловском такой урок истории. Усвоят ли его «ученики»? Время покажет. «Воспоминание о будущем» — это звучит жутковато.

11 октября, Татьяна Мамаева, портал "Реальное время"
Оригинал статьи: 
http://realnoevremya.ru/today/45108
0
Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра