Театральное путешествие в «Клуб Шарык» / «Шәрык клубы» на театраль сәяхәт
До начала осталось:
Театральное путешествие в «Клуб Шарык» / «Шәрык клубы» на театраль сәяхәт
00
дней
:
00
часов
:
00
минут
:
00
секунд

НАСЛАЖДЕНИЕ УБИЙСТВОМ

Wednesday 01.07.2015

У. Шекспир. «Ричард III». Татарский театр им. Г. Камала (Казань). Режиссер Ильгиз Зайниев, художник-постановщик Сергей Скоморохов

«Ричард III» разыгрывается в заросших пластиковой травой железных останках то ли космического корабля, то ли самолета. Округлые серебристые арки скользят по рельсам от задника к авансцене, то освобождая место для тронной залы, то смыкаясь сводами темницы. Костюмы героев — комбинезоны из блестящей ткани с меховой отделкой, высокие сапоги, смесь средневековья с футуристическим ретро. Корона — прозрачный пластик, невесомый. Но Ричард все норовит ее снять, почесать, потереть макушку, так тяжела ноша. Основной сценографический элемент — подвесная то ли кровать, то ли качели. Место, где совершаются все убийства и все предательства.

Режиссер предъявляет процесс убийства — кто был, что делал. Неважно, своими ли руками Ричард дал яд или наемные убийцы принесли ведра и тряпки. На качелях Кларенс (Ильдус Габдрахманов), брат нынешнего короля, которого Ричард желает извести, уснул на белой простыне, напившись вина от страха. Сначала двое молодчиков фотографировали спящего наследника престола, затем двое почтенных старцев с ведрами и тряпками под веселенькую музыку пришли собирать пустые бутылки. Как говорится — ничто не предвещало.

И. Хайруллин (Ричард). Театр им. Г. Камала (Казань). Фото Ф. Гарифуллина


Они завернули спящего в простыню, резким движением выплеснули воду из ведер — и, собственно, все. Убитый даже не трепыхнулся. Или дети — сыновья короля, которые только что озорно бегали, гонялись друг за другом, перебрасывая туалетную бумагу через дуги, — замерли, застыли. Процесс убийства тот же, последовательность другая — двое старцев, простыни, вода, фотографии. Режиссер подробно придумал театральный «способ» убийства. Видя в этом закономерность и какую-то красоту, Зайниев сосредотачивается на процессе, а не на мотиве, рожденном в голове Ричарда. Нет никакого замысла, сразу переходят к убийству. Хотя именно этот Ричард способен предъявить причины убедительно, так, что мы посочувствуем ему всем сердцем. Искандер Хайруллин играет Ричарда сильным, ловким человеком, который наслаждается тем, что делает. Он обаятелен и играет чужими жизнями, как и своей. Ему, пожалуй, досаждает только горб, который он тщетно пытается заколотить обратно и лупит себя мечом по спине.

Показателен сон Ричарда — голоса убитых им людей материализуются в фигуры в «подлинных» средневековых костюмах, без футуристических элементов, стоящие за прозрачными щитами современных спецслужб. Новое средневековье как ночной кошмар убийцы. На смену Ричарду приходит массовый террор, не индивидуальное убийство, не ручная работа, которую с такой любовью нам демонстрировали весь спектакль, а глобальное уничтожение. Зрительный зал накрывают белой тканью — так упаковывали всех мертвецов в этом спектакле.

"ПТЖ". Надежда Стоева. 




Please subscribe to our emails for more information about the theatre
Ошибка, введите корректный адрес
Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!