КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
До начала осталось:
КИЛМЕШӘК / ПРИШЛЫЙ
00
дней
:
00
часов
:
00
минут
:
00
секунд

ГРУСТНАЯ И ЗНАКОМАЯ ДО БОЛИ ИСТОРИЯ

Суббота 28.04.2018

Этот спектакль произвел сильнейшее впечатление, всю неделю не выходит из головы. Материал вышел в печатной версии, поэтому выставляю сюда. Премьерная постановка «И это жизнь?» театра им.Г.Камала бередит сердце и гарантирует бессонницу: это остродраматическая история о том, как предавший юношеские идеалы бунтарь-романтик превращается в усталого конформиста, никчемную личность. Спектакль поставлен молодым режиссером Айдаром Заббаровым по произведениям некогда запрещенного писателя Гаяза Исхаки. 
В основу инсценировки Заббарова легли созданные в начале ХХ века произведения Гаяза Исхаки «Учительница», «Мулла Бабай», «Медресе жимеше». Проблемы столетней давности гармонично сочетаются с духовными исканиями современников и в XXI веке. Найти свое место в жизни, следовать избранным идеалам, не изменяя им, не обманывать свое сердце – не об этом ли мечтает каждый из нас. 
Тонкий и умный спектакль, в котором 26-летний режиссер (выпускник ГИТИС 2018 года) проявил удивительные для человека его возраста глубинное понимание не только народного характера, но и сакральной мечты, не оставит равнодушным зрителя любой возрастной категории и, подчеркиваю, любой национальности. Спектакль длится три часа, в нем участвуют народный артист РТ Искандер Хайруллин, заслуженные артисты РТ Алмаз Сабирзянов, Олег Фазылзянов, Миляуша Шайхутдинова, Ляйсан Рахимова, Гульчачак Гайфетдинова и молодые артисты Фаннур Мухаметзянов, Алмаз Бурганов, Артур Шайдуллин, Эльвир Салимов, Айгуль Абашева, Алмаз Гараев, Ирек Кашапов, Раиль Шамсуаров и Ильнур Закиров.
Итак, главный герой спектакля «И это жизнь?» - шакирд Халим (его блестяще исполняет Искандер Хайруллин) со свойственным молодости пылом намерен служить людям, нести свет просвещения в глухие деревни, открывать школы, его путь - реформаторство. Он преисполнен пафосом борьбы с пережитками прошлого и невежеством, обличает малообразованных священнослужителей, высмеивает обывателей. В то же время юноша обуреваем вполне земными страстями. Начитавшись переводных французских романов, надев на себя атрибуты «светскости» - великоватое пальто, неудобные ботинки и шляпу Халим выходит на прогулки в казанские скверы в поисках знакомств с городскими девушками, но все тщетно. Герой витает в облаках, рисуя в уме воображаемые сцены любовных приключений с «просвещенными» дамами, при этом уморительно подсматривает «в щелочку» за деревенскими соседками. 
В постановке нет и намека на карикатурный лубок на грани сельских анекдотов. Как нет и скабрезности, не смотря на достаточное количество эротических эпизодов. Режиссер деликатно избежал откровенных сцен, хотя мог воспользоваться приемом «ниже пояса». Целомудренной выглядит и сцена в публичном доме. Представьте: роскошная проститутка сбрасывает с себя алый халат, увлекая юношу на гигантское ложе, которое неожиданно начинает опускаться вниз, под сцену, как бы всасывая себя все пространство вокруг. Зал аплодировал режиссерской смекалке и когда по ходу действия супруга говорит Халиму – «Задуй свет», хотя на сцене нет ни одной, даже бутафорской, свечи. Актер дует, и свет приглушается, как если бы огонь на самом деле был потушен. 
Надо отметить, что преимущество созданного художником Булатом Ибрагимовым и художником по свету Ольгой Окуловой (Санкт-Петербург) сценического полотна спектакля «И это жизнь» кроется в его органичной лаконичности. Ощущение, что главная границы главной сцены театра им.Г.Камала максимально раздвинулись, она «дышит» вольным деревенским воздухом, наполняется тихим светом медресе, медовым ароматом чайной комнаты... Основу конструкции держат два высоких столба, вокруг которых и раскручивается действие трех новелл. Один столб исполняет «роль» фонаря (на него то и дело кто-то взбирается), а второй, по-видимому, означает остов внутреннего помещения. Дополняют атмосферу прямоугольные тюки из мешковины, которые превращаются то в парты шакирдов, то в тюки с соломой, то в забор. Периодически под светом фонаря идет снег, выезжают сани, и зал понимает – минул еще один год в жизни героев. 
А что же главный персонаж? Высокие мечты его развеялись как дым: Халим уезжает в родную деревню, становится, как и отец, сельским муллой, женится на ограниченной девушке, которая только и думает, что о платьях. Бесконечные чаепития, обеды с беляшами, мелкие ссоры с соседями – вот чем наполнены дни бывшего бунтаря. Связки книг и газет теперь пылятся под столом, а сам он через десяток лет превращается в старика. Преображение актера воспринимаешь остро, до мороза по коже: это сгорбившийся, шаркающий молодой еще человек с погасшим взглядом. Последний шанс изменить судьбу дается ему, когда в деревню наведывается товарищ по медресе и уговаривает ехать вместе. Но поздно, Халим полностью сломлен. Драма в том, что он осознает свой личный крах. Грустная и до боли знакомая история.
Во время завершающего монолога главного героя на сцене возникают образы из прекрасного прошлого Халима, а голосом Искандера Хайрллина со сцены словно вопрошает сама Судьба: «…Вот я, бедный паренек, охочий до книг и учебы. Вот я, благовоспитанный шакирд, ищу духовных идеалов. Вот я, противник старых книг и пережитков, мечтаю изменить ход мыслей своего народа. Вот я, влюбленный в европейскую жизнь, представляю себя романтическим героем романа «Дон Кихот». А вот я, взятый в плен старым укладом, неверующий имам, живущий с нелюбимой и нелюбящей меня женщиной. Вот я, подобие человека, ничего не достигший и потерявший веру в будущее, понимающий всю низость своего существования, бесполезный человек, растерявший всю волю. И я спрашиваю вас: это – жизнь? Жизнь ли это?»

И не было в зале такого человека, который не задал себе тот же вопрос.

"Вечерняя Казань", 28 апреля 2018, Ольга Юхновская. Фото автора.




Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе новостей театра
Ошибка, введите корректный адрес